Покушение

Вачнадзе Георгий Николаевич

Книга доктора исторических наук Г, Н. Вачнадзе посвящена разоблачению одной из крупнейших провокаций против братских стран социализма.

Политический детектив о происках западных разведок вокруг ими же сфабрикованного «дела» болга­рина Сергея Антонова, которого ита­льянский суд обвинил в организации покушения на папу римского и затем оправдал за отсутствием улик…

ПРОЛОГ

По средам папа римский дает публичную аудиенцию. Желающих попасть на нее много. Каждый четвертый верующий на земле — католик, признающий в качестве высшего духовного авторитета первосвященника римско-католической церкви. Папа стоит во главе государства Ватикан, одного из наиболее влиятельных и богатых, хотя и занимающего карликовую территорию — 44 гектара в самом сердце Рима. Вот уже более девятнадцати веков Ватикан функционирует наподобие гигантского транснационального концерна или международного объединения. Чтобы управлять национальными католическими церквами во всем мире, папы создали отлаженный управленческий аппарат, курию. Две с половиной тысячи сотрудников разных национальностей, разделенных на шестнадцать конгрегации, секретариатов и комиссий — нечто вроде министерств центрального правительства всемирной католической церкви, — занимаются проблемами церковных доктрин, церковных назначений и другими кадровыми вопросами, проблемами подготовки священнослужителей и церковного обучения, орденов и миссионерства, некатолических вероисповеданий, отношений с другими христианскими церквами, с нехристианами и с неверующими, семьи и законодательства, поддержания мира. С сотрудниками ватиканской курии поддерживают регулярную связь «генералы церкви», высшие чины из числа 1,2 млн. католических священнослужителей всех континентов. Но сама курия существует для того, чтобы проводить в жизнь политику папы, избираемого пожизненно руководителя всей вышеописанной иерархической пирамиды, полновластного монарха римско-католической церкви.

Во времена понтификата Пия XII сотни верующих и туристов, желающих послушать речь папы и увидеть его воочию, заполняли просторный ватиканский собор Св. Петра. При более популярном Павле VI внутри Ватикана построили зал на восемь тысяч мест. Но и это помещение оказалось недостаточно вместительным. Начиная с октября 1978 г., с приходом «польского папы» Иоанна Павла II, архиепископа Краковского, кардинала Кароля Войтылы наплыв публики увеличился и церемонию стали проводить на открытом воздухе, у стен собора Святого Петра; на одноименной римской площади, где собирается в иные, церковные праздники до четверти миллиона людей. Обычно приходит 30–50 тыс. человек. Центр Рима оказывается по средам парализованным вереницами автобусов с иностранными туристами и верующими со всех концов Италии. В организованном порядке приводят школьников, студентов, солдат, инвалидов. У подходов к площади перед собором полицейские подвергают прибывших тщательному досмотру, аналогичному тому, что производится в аэропортах. Длительностью процедуры пользуются бродячие торговцы, превращающие весь район в одну сплошную ярмарку сувениров. В 17 часов, все взоры обращаются, к бронзовым воротам Ватикана. В сопровождении небольшой свиты появляется Иоанн Павел II. Подняв широко раскинутые в приветствии руки, он улыбается собравшимся, поднимается на помост и приступает к проповеди. Некоторые ее части, призывы к верующим, он зачитывает на многих языках (на 44 — во время пасхального послания папы 3 апреля 1983 г.). Собравшиеся терпеливо ждут, когда папа начнет традиционный получасовой объезд огромной эспланады. В белом облачении, стоя в белом открытом «джипе», он медленно продвигается вдоль белых деревянных барьеров, сдерживающих волнующуюся, доброжелательно настроенную толпу.

… Папа не заблуждается относительно причин оваций. Интерес к религии повсеместно угасает во всех без исключения странах мира. Кажется; уже ничто не сможет вдохнуть жизнь в отмирающий институт, к тому же запятнавший себя во многие периоды истории причастностью к силам мракобесия и реакции, отождествлением себя с власть имущими. На воскресные мессы, церковные праздники и обряды приходит, все меньше людей в большинстве развитых государств Европы и Северной Америки. Последние десятилетия прошли для католичества в поисках обновления. Папы-реформаторы Иоанн XXIII и Павел VI направили в 60-70-х гг. римскую церковь на путь диалога с коммунистами, поддержали мирные инициативы и курс на разрядку напряженности р. международных отношениях, осудили гонку вооружений, колониализм и расизм.

Нынешний папа знает, что влияние Ватикана в мире определяют не столько весомые взносы церквей ведущих стран — членов НАТО, сколько способность сделать церковь если не глашатаем, то хотя бы посредником в деле достижения прочного мира на земле, приблизить церковь к народным массам, пойти навстречу их, чаяниям. Предыдущие папы жили замкнуто и покидали пределы Ватикана крайне редко. Всего несколько лет, назад предшественники Иоанна Павла II появлялись перед верующими, восседая на троне, который несли на плечах служки. Кароль Войтыла покончил со многими архаичными атрибутами папского протокола, проявил необычайную активность в делах пастырских и политических. За, первое пятилетие своего понтификата он объездил тридцать стран, пролетел сотни тысяч километров, немало проехал во главе автомобильных кортежей и прошел пешком. Любой буржуазный политический деятель, любая кинозвезда или рекордсмен в западном мире, позавидуют известности папы Войтылы. Суть этого феномена в том, что католичество рассматривается массами рядовых католиков всех, континентов — часто вопреки желанию самой римской курии — как сила, противоборствующая наиболее оголтелым устремлениям империализма, в первую очередь американского. Как сила, выступающая с позиций политического реализма, против угрозы ядерной войны.

…«Джип» то и дело останавливается, чтобы позволить папе перекинуться парой фраз с колоритной группой латиноамериканцев в национальной одежде, благословить тяжелобольного, приласкать ребенка, пожать протянутые руки. Именно благодаря одному их этих жестов папа спас себе жизнь 13 мая 1981 г., в 17 часов 19 минут, в среду, на этой же площади Святого Петра.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ КЛЕВЕТНИКОВ

Наглая политическая провокация Запада против социалистической Болгарии связала в жесткий узел два, казалось бы, несопоставимых факта: успешный ход строительства в Болгарии общества развитого социализма и выстрелы турецкого убийцы в папу римского. Корреспондент американского информационного агентства Ассошиэйтед Пресс Ларий Гарбер принимал посильное участие в кампаниях оголтелых нападок империалистической пропаганды на «цитадель международного терроризма Софию, вдохновляемую Москвой». Но после многомесячных безуспешных поисков доказательств в поддержку фальсификаций на тему о «болгарском заговоре» против папы Л. Гарбер казалось изменил свое мнение. Он заявил в комментарии АП (24.3.1983), что болгары мол возможно и не так уж повинны в том, в чем. их, обвиняют. Нынешнее процветание Болгарии, одного из самых стабильных и преуспевающих союзников СССР, писал американский журналист, послужило причиной для развязанной Западом и давними врагами болгар турками антиболгарской кампании.

Действительно, каждую весну в середине марта болгарский народ отмечает годовщину своего освобождения (1877 г.) от турецкого ига, отдавая дань благодарности помогшим им русским воинам. Сейчас Болгария, которая в недавнем прошлом была одной из самых отсталых стран Европы, действительно является высокоразвитым государством с мощным для своих масштабов экономическим потенциалом. Отсутствие за последние десятилетия кризисных политических и социально-экономических явлений в НРБ очень беспокоит Запад, что также является правдой. Но пытаться свалить с больной вашингтонской головы на здоровую, искать корни напраслины, возводимой против болгар Мехмедом Али Агджой и буржуазными борзописцами, в былых болгаро-турецких распрях, т. е. пытаться сегодня поссорить турок и болгар, недопустимо. Пример с комментарием Л. Гарбера отражает в миниатюре принципы ведения западными спецслужбами подрывной деятельности против социалистических государств.

Каковы конечные цели тех, кто изобрел и много лет эксплуатирует клеветническую версию о «болгарской причастности к покушению на папу Иоанна Павла II 13 мая 1981 г. в Риме»? Налицо стремление провокаторов разжечь своими действиями политические конфликты и недоверие на всех возможных уровнях. В Болгарии империалистические недруги пытаются вызвать разногласия между православными и мусульманами. В рамках социалистического содружества инициаторы покушения на папу-поляка хотели поссорить польских католиков с православием, поляков с болгарами и советскими людьми, внести раскол в болгаро-советскую дружбу. В масштабах международного сообщества вдохновители сфабрикованного западными спецслужбами «дела Антонова» вынашивали идею окончательно похоронить процесс разрядки между Востоком и Западом, покончить с движением левых сил в Италии и Турции.

Через глобальную систему средств массовой пропаганды империализм навязывает миру дезинформацию, приготовленную из толики правды, большого количества полуправды и откровенной лжи. Против этой адской смеси есть лишь одно грозное оружие — истина. Предлагаем читателю ознакомиться с ходом атак и конечным поражением западных спецслужб на основных театрах психологической войны вокруг «дела Антонова»

ХОР ПЛАТНЫХ ПРОПАГАНДИСТОВ…

Первое «сообщение» о том, что за трагическими событиями у стен Ватикана на площади Св. Петра стоят социалистические страны, было опубликовано в мае 1981 г., сразу вслед за покушением на папу, в миланском буржуазном еженедельнике «Джорнале нуово». Новость была получена из анонимного «ватиканского источника», который в свою очередь ссылался на какие-то «дипломатические источники». Статья в миланской газете была подписана Майклом Лединым. Описание портрета этого американского журналиста, известного своим тесным сотрудничеством с ЦРУ, можно было бы начать с воспоминаний о том, как он. прибыл в Рим накануне смерти папы Иоанна Павла I (в сентябре 1978 г.) с целью усиленно проталкивать идею «советского заговора с целью убийства папы римского». Этот «специалист по итальянской политической жизни» был также известен как исследователь, открывший «мудрость» Бенито Муссолини, как человек, считавший, что «фашизм может быть развлечением».

Версия Ледина привлекла всеобщее внимание, когда английская телевизионная станция «Бритиш Теймз телевижн» посвятила летом 1981 г. этой теме специальную передачу, сославшись в качестве источника на «Джорнале нуово».

Британский телефильм, снятый по сценарию английского журналиста Юлиана Маньона, начинался со сцены в одном из самых фешенебельных лондонских ресторанов. Совершенно одинокая в жизни и на экране, выбитая из колеи маленькая молодящаяся женщина без возраста говорит несколько слов на польском языке: «Я очень боюсь, как бы это покушение на папу не было результатом советского заговора с целью раздавить движение польских трудящихся». Анна Валентынович, с увольнения которой началась забастовка на главных судоверфях Гданьска в августе 1980 г., к моменту своего пребывания в Лондоне уже была исключена из руководства польского профобъединения «Солидарность» за крайне экстремистские взгляды и неуравновешенность в политических высказываниях.

Ю. Маньона очень удовлетворило это безответственное, клеветническое заявление, на «доказательстве» которого он и построил весь телефильм. Тем более что недостатка в подобного рода провокационных заявлениях не было. В фильме шло пространное телеинтервью с депутатом итальянского парламента от партии христианских демократов Франческо Мацциолой, всего за две недели до этого лишившимся портфеля министра безопасности из-за скандальных связей с масонской ложей «П-2». Этот недавний политический руководитель национальных органов безопасности и разведки, находясь на отдыхе на острове Сардиния, пригласил к себе британскую съемочную группу и заявил перед телекамерами: «Итальянские власти не ошибаются, считая турецкого террориста и неофашиста Агджу исполнителем совместной воли секретных служб СССР и НРБ. Политические мотивы попыток устранения папы заставляют думать, что движущей силой покушения на папу может быть только социалистическое государство. Ведь папа уделял такое пристальное внимание и оказывал такую огромную поддержку польской «Солидарности». Британский телефильм лета 1981 г. под «ненавязчивым» и «объективным» названием «КГБ заставил стрелять в папу» подробно разработал этот мифический сюжет.

В этой связи интерес представляет свидетельство греческого публициста Маноса Хариса, собиравшего в Риме материалы для своей книги «Терроризм — любимое детище ЦРУ», изданной в 1984 г. в Афинах. Он пишет, что римские следственные органы располагают одним интересным документом. Речь идет о записке полицейского управления, в которой говорится:

…И ДИРИЖЁРЫ ИЗ ЦРУ

Интоксикация мирового общественного мнения с целью внушить ему мысль о причастности социалистических стран к международному терроризму началась, как известно, задолго до покушения на папу. Каждый читатель или телезритель в любой западной стране мог бы без труда вспомнить не один конкретный случай использования за последние десятилетия неумирающих, к сожалению, империалистических побасенок о «руке Москвы» или о «русском медведе с ножом в зубах».

В интервью миланскому еженедельнику «Сеттиманале», опубликованном в январе 1981 г., новый президент Соединенных Штатов Рональд Рейган ответил в числе других и на вопрос о терроризме. Слова его прозвучали неожиданно остро. «Что касается терроризма, то мы положим все силы и добьемся успеха: уничтожим мозговые центры международного терроризма».

В конце того же месяца эти его слова «расшифровал» не кто иной, как сам госсекретарь Александр Хейг. На своей первой пресс-конференции он сказал: «Если глубже рассмотреть этот вопрос, то становится ясно, что Советский Союз несет сегодня главную ответственность за распространение терроризма и за кровопролития, которые он совершает», И добавил, что тема международного терроризма займет во внешней политике Соединенных Штатов то место, которое занимали при президенте Картере вопросы защиты прав человека.

Сразу же после Хейга перед журналистами выступил и президент Рейган. Несколько ответов на вопросы общего характера, и вдруг новая сенсация — высшее должностное лицо американского правительства повторило обвинения против Советского Союза: только-де СССР и никто другой ответствен за международный терроризм. По всему было видно, что проталкивается новая внешнеполитическая доктрина, ориентированная на конфронтацию с Советским Союзом: антитеррористическая пропаганда явилась чем-то вроде артподготовки перед атакой.

Идея отнюдь не оригинальна. В книге бывшего президента США Ричарда Никсона «Настоящая война», изданной в 1980 г., можно прочитать следующее: «Безусловно, спецслужбам необходимо обеспечить возможность охранять нас, если мы хотим решить вопрос о терроризме. Но пытаться гасить огонь, когда он уже разгорелся, недостаточно. Необходимо поразить в самое сердце тех, кто поддерживает терроризм, в том числе главного виновника — Советский Союз».

ТЕРРОРИЗМ В ДЕЙСТВИИ

Миллионы простых людей, всемогущие государственные деятели, целые правительства буквально содрогаются перед разгулом терроризма, хотя во многих случаях и не признаются в этом открыто. Револьвер, небольшая бомба, какие-нибудь полкило динамита в руках одного «решившегося» или «получившего приказ» способны не только лишить жизни десятки людей, но и создать острый политический кризис. Между тем эти орудия смерти постоянно модернизируются, становятся все более доступными и, что самое ужасное, никого не подвергают «дискриминации». Одной и той же пулей может быть убит посол и его шофер, президент и его телохранитель, издатель и его секретарь, папа римский и его безвестный почитатель. Если же принять во внимание, что помимо индивидуального террора мы сталкиваемся сейчас с проявлениями тщательно организованного государственного терроризма, взятого на вооружение империалистическими государствами и их спецслужбами, то становится очевидной та величайшая опасность, которую представляет современный терроризм. V О терроризме, ставшем любимым детищем крупнейшей в мире спецслужбы — ЦРУ, о наемных убийцах и об их известных и неизвестных покровителях, а также о многом другом, имеюшем отношение к этой «болезни века», можно рассказать на примере конкретных исторических событий [2] .

Кто стоял за крупными покушениями в последние 40 лет? Остановимся сначала на внутреннем терроризме т. е. терроризме в самих Соединенных Штатах Америки. Бывший министр юстиции США Рамсей Кларк издал в 1970 г. книгу «Преступность в Америке». В ней упоминается, что с 1882 по 1930 год в США линчеваны более 4500 человек, преимущественно негры. Далее он пишет: «С 1900 по 1969 год в США из огнестрельного оружия было убито более 800 тысяч человек. Каждый год в нашей стране гибнут от пуль более 20 тысяч человек и свыше 200 тысяч получают огнестрельные раны». Многолетний председатель сенатской комиссии по иностранным делам Уильям Фулбрайт издает в 1967 г. книгу «С позиции силы», в которой пишет: «Мы создали общество, главным занятием которого является насилие. Самую серьезную угрозу нашему государству представляет не какая-то внешняя сила, а наш внутренний милитаризм».

История доказала, что, прежде чем стать фактором в отношениях одного государства с остальным миром, насилие сначала заполняет различные уровни в структуре его общества. То же самое касается и практики терроризма. Ф. Манкевич и Д. Свердлоу в своей книге «США: телевидение и американский образ жизни», изданной в США в 1978 г., описывают следующий эпизод: в 1976 г. во время предвыборной кампании кандидат на пост президента Джимми Картер должен был посетить одну ферму. Тележурналисты следовали за ним всюду, но на ферму их не пустили. Они настаивали, приводя следующий аргумент: «Мы ничего не будем снимать, просто хотим быть там, вдруг кто-нибудь попытается в чего стрелять». Вот оно насилие как образ мышления.

Через день после убийства президента Джона Кеннеди, 24 ноября 1963 г., газета «Нью-Йорк тайме» опубликовала результаты своего исследования. Согласно этому исследованию, начиная с 1840 г. все американские президенты, избиравшиеся на этот пост в год, цифровое обозначение которого делится на 20, умирали во время своего мандата — преимущественно от рук убийц. Газета приводит имена:

Год выборов - Президент - Причина смерти