КОШЕРНЫЙ СЕКС: ЕВРЕИ И СЕКС

Валенсен Жорж

Книга профессора Алжирского университета Жоржа Валенсена, одного из пионеров сексологических исследований в Европе, знакомит читателя с огромным количеством малоизвестных материалов по истории брачно-семейных обычаев и сексуального поведения еврейского народа. Тщательно отобраны, сгруппированы и проанализированы сотни фрагментов исторических сочинений и этнографических зарисовок, литературные свидетельства, от Талмуда до современной масс-культуры, данные научных трудов и личные клинические наблюдения автора. Ярко и убедительно раскрыты истоки так называемого «сексуального антисемитизма».

ГЛАВА 1

БРАК У ЕВРЕЕВ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

ЧИСТОТА ДО БРАКА

В далеком прошлом евреи — как юноши, так и девушки — приходили к браку непорочными. Отцы следили за тем, чтобы их сыновья посещали главным образом синагогу, а дочерей старались держать на почтительном расстоянии от мужчин. Уже в I в. н. э. историк Филон Александрийский писал, что еврейские юноши вступают в брак девственниками

[1]

; до женитьбы они не только не имеют дела с проститутками, но им еще и внушают уважение к еврейским девушкам. В 1931 г. еврейский писатель Шолом Аш описал в романе «Ван дер Ватерн» юного Соломона, оттолкнувшего свою родственницу, которая вешалась ему на шею. Герой сурово отчитывает ее: «Рахиль, ты же должна выйти замуж». В романе «Солдат-еврей» Аш напоминает своему герою-солдату, что девушки, которых тот встречает в семьях, дающих ему кров, должны быть для него святыней, ибо «это еврейские девушки». Соблазнение такой девушки в священном писании приравнивалось к изнасилованию и так же сурово наказывалось: отец изнасилованной девушки получал компенсацию не меньшую, чем если бы его обокрали; кроме того, виновного, особенно если у него уже была дурная репутация, били плетьми и подвергали другим унижениям

[2]

. Если же он не мог уплатить отцу достаточно большую компенсацию, то должен был жениться на обесчещенной им девушке и лишался возможности когда-либо с ней развестись: это была еще одна мера наказания. Если девушка была изнасилована или обольщена несколькими юношами сразу, она сама имела право выбрать среди них супруга

[3]

. Но все эти вынужденные браки не одобрялись раввинами.

До самого недавнего времени девушек в еврейских семьях тщательно скрывали от глаз мужчин; их держали во внутренних комнатах, тогда как замужние женщины имели доступ в прихожую и во двор. Поучительным примером служили дочери одного багдадского раввина, жившего в XII в.: они помогали отцу проводить занятия, но при этом одна говорила из окошка под потолком, другая — из-за занавески, чтобы ученики не могли их увидеть; даже их голоса могли взволновать молодых людей. Девушки, особенно в набожных семьях, выходили из дому только по большим праздникам и непременно в сопровождении кого-то из взрослых членов семьи. Чтобы меньше привлекать внимание, они зимой и летом одевались в черное с головы до пят, а лицо прятали под покрывалом, придерживая его правой рукой (древнееврейские врачи утверждали, что от этого у них сильнее развивалась правая грудь)

Если юная еврейка все же оказывалась обольщенной, что было исключительным случаем, она жила в постоянном страхе перед разоблачением. На Востоке в такой ситуации девушка, боясь, что муж узнает ее тайну, принимала ислам, чтобы выйти замуж за мусульманина

В наше время условия жизни евреев — даже в набожных семьях — сильно изменились. Почти везде мальчики и девочки вместе растут и созревают, что было бы немыслимо прежде. Лишь на Востоке еще существует раздельное обучение; в других местах даже в религиозных учебных заведениях мальчики и девочки учатся совместно; практически одинаковая и довольно смелая одежда, снятие многих религиозных запретов, свобода нравов уменьшили дистанцию между юношами и девушками. Отец-патриарх и властная мать ныне не более чем картинки из далекого прошлого.

Если девушка из еврейской семьи, жившей в Америке, после появления на фармацевтическом рынке контрацептивов изъявляла желание принимать таблетки, родители бурно негодовали и тут же тащили ее к психоаналитику, чтобы тот «вылечил» ее от «передовых взглядов». Теперь же сексуальная революция сделала свое дело. Еврейские матери наблюдают и поощряют романы своих дочерей, а порой даже оттягивают брак, чтобы связи длились подольше

БРАЧНЫЙ ВОЗРАСТ

В былые времена евреи вступали в брак очень рано; это объяснялось тем, что в юном, почти подростковом возрасте еще не возникает искушения самим выбирать супругов. Кроме того, девушка, едва выросшая из детских платьиц, проявляла больше покорности, входя в семью супруга. Юноше предписывалось жениться не позднее 18 лет; если в 20 он еще не был женат, то давление его семьи становилось невыносимым. В виде исключения молодому человеку, особенно прилежному в изучении Священного Писания, не рекомендовали жениться, дабы не отвлекаться от занятий, но при этом делалась оговорка: его «дурные инстинкты не должны проявляться слишком сильно»

[10]

. На Востоке вплоть до конца XIX в. еврейских девочек выдавали замуж в 12–13 лет, иногда даже в 11. В Ираке до 1948 г., когда на этот обычай был наложен запрет, замуж выдавали 8-летних девочек. В Курдистане девочка должна была стать супругой, как только у нее начинались менструации

[11]

. В алжирских семьях 16-летних девушек считали перезревшими и буквально осаждали уговорами выйти замуж; когда на стол подавалась курица, девушке непременно давали крылышко — «чтобы поскорее улетела к супругу»

[12]

. Евреи, изгнанные в 1492 г. из Испании, боясь, что их род угаснет, рано женили своих детей

[13]

. Ныне евреи вступают в брак примерно в том же возрасте, что и представители других народов, среди которых они живут. В США в 60-х гг. евреи женились даже позже, чем остальные американцы

[14]

.

ВЫБОР СУПРУГОВ

В прошлом родители указывали своим детям, с кем те должны вступать в брак; дети обязаны были повиноваться: родительское слово в данном случае было словом Божьим. Через 40 дней после рождения ребенка глас Божий возвещал родителям имя будущего супруга или супруги

[15]

. В наши дни семья больше не указывает детям, но навязывает свое мнение в этом вопросе значительно чаще, чем у не-евреев. Ф.Рот в романе «Портной и его комплекс» рассказывает, как матери поджидали сыновей после Второй мировой войны, чтобы немедленно порекомендовать им «очень хороших девушек». Еврейские газеты публикуют брачные объявления, многие из которых помещаются родителями, как если бы они оставались необходимыми посредниками, особенно если речь идет о девушках. Еврейские родители во все века мечтали о набожном и образованном зяте. Хрупкий, слабый, анемичный, сутулый от долгого сидения над книгами юноша был вплоть до прошлого столетия идеалом сына Иакова: «Слабые руки и сильная голова». Такой юноша должен был решительно отказываться от брака с дочерью невежды и продать, если нужно, все, что у него было, дабы жениться на дочери ученого человека

[16]

. Один раввин советовал: «Не гляди на красоту девушки, посмотри, набожна ли ее семья»

[17]

.

У древних евреев браки заключались, как правило, между родственниками

[18]

. Эта традиция до наших дней сохранилась в еврейских общинах; в силу их замкнутости выбор всегда был ограничен, а сын родственников или ближайших соседей, из хорошо знакомой семьи и выросший на глазах, внушал большие надежды и избавлял родителей от многих неприятных сюрпризов в будущем.

В наши дни условия выбора супругов, разумеется, сильно изменились, однако кое-что из прошлого сохраняется. Так, несколько лет назад Верховный раввин Великобритании разъяснял, какими умственными и нравственными качествами должен обладать жених; невежду, по его словам, следовало немедленно отвергнуть

[19]

. Американские писатели, говоря о семье у евреев, подчеркивали, что хороший университетский диплом — лучший способ быстро и с обоюдного согласия заключить брак. Но сегодня молодые люди, которые сами выбирают будущего спутника жизни, хотят еще многого другого. Кино, телевидение, иллюстрированные журналы создают у них образ супруга или супруги, наделенных известным обаянием. Девушки мечтают о муже, созданном по образу и подобию Марка Спитца или Энрико Масиаса. И все же внешность не играет для еврейского жениха первостепенной роли. В брачных объявлениях, как и в объявлениях о поисках друга (а таких сегодня очень много в большинстве еврейских газет), мужчины и женщины гораздо реже, чем не-евреи, просят выслать фотографию, зато чаще спрашивают номер телефона, должно быть, для того, чтобы составить мнение о корреспонденте при личной встрече.

Эндогамия, хотя и в значительно меньшей степени, все еще сохраняется среди иудеев во многих странах. Евреи, уехавшие далеко от родных мест (в частности, из Марокко), нередко возвращаются в свои города, чтобы жениться там

ОБРУЧЕНИЕ

У древних евреев обручение служило поводом для церемонии не менее пышной, чем свадьба. Как правило, обручение праздновалось за несколько месяцев до свадьбы

[22]

. Исключение составляли вдовцы и вдовы, обручавшиеся всего за месяц до свадьбы. Видимо, предполагалось, что им привычнее идея брачных уз или же что они стосковались по супружеству и им не терпится вступить в новый брак. На церемонии обручения подписывался контракт, так же, как и при заключении брака; если одна из сторон расторгала его, другая сторона имела право на компенсацию. Молодые объявлялись женихом и невестой и обязаны были хранить верность друг другу; измена приравнивалась к адюльтеру и сурово наказывалась.

Столь долгий промежуток между обручением и свадьбой позволял будущим супругам, которые до этого никогда не виделись или же были едва знакомы, узнать друг друга и сблизиться. Но встречались жених и невеста, как правило, в присутствии кого-нибудь из старших

[23]

. За восемь дней до свадьбы девушка получала от будущей свекрови ручные и кожные браслеты, которые символизировали ожидавшие ее цепи супружества. Хотя обручение и связывало молодых людей нерасторжимыми узами, оно, однако, не давало права на интимную близость. Близкие отношения до освящения брака церковью, разумеется, не одобрялись раввинами, хотя и не были наказуемы. Отметим, что в некоторых общинах они даже были нормой

[24]

. Так, в средние века на Сицилии и в Южной Италии большинство невест, далеко опережая свою эпоху, выходили замуж уже беременными

[25]

.

Еще сегодня в старозаветных еврейских семьях в США церемония обручения проводится за несколько недель до свадьбы. Родители составляют договор; затем у ног жениха и невесты разбивают тарелку для сбора пожертвований (во время брачной церемонии таким же образом будет разбит стакан)

[26]

.

В наши дни интимные отношения между женихом и невестой у евреев стали столь же обычным делом, как и у не-евреев. В Италии, например, по данным опроса доктора Сабателло, 40 % женатых евреев признались, что имели половые сношения с будущими супругами, а 20 % женщин выходили замуж беременными

СВАДЬБА

В наши дни, как и в далеком прошлом, набожный жених в один из дней, предшествующих свадьбе, — как правило, в субботу, — отправляется в синагогу, где читает наизусть Тору и получает такие же благословения, как и в день первого причастия в 13 лет. Случается, что его сопровождает невеста, и тогда присутствующие в синагоге женщины осыпают молодую чету орехами и изюмом (это древние символы плодородия). Жених и невеста могут также пойти на кладбище, чтобы прочесть поминальную молитву на могиле одного из усопших родственников, однако раввины не рекомендуют следовать этому обычаю, считая его плохо совместимым с грядущим исключительно радостным событием

[29]

.

Благочестивые дела предваряют свадебную церемонию. Жених и невеста вместе читают Священное Писание, а у ашкеназов даже постятся, чтобы очиститься от грехов, в которых они должны покаяться. Невеста вступает в брак как минимум через 7 дней после менструации, приняв очистительную ванну. Если после этой процедуры прошло больше 4 дней, а свадьба еще не состоялась, необходима новая ванна. Все еврейки диаспоры строго следуют этому обычаю; во Франции раввин заключает брак только по получении свидетельства общины

[30]

. Если менструация наступает внезапно во время брачной церемонии, свадьбу тем не менее продолжают, однако затем молодоженам не позволяют оставаться наедине до истечения 7-дневного срока. Новобрачного повсюду сопровождает маленький мальчик, новобрачную — девочка, чтобы не дать им уединиться в укромном месте

[31]

. В наши дни в развитых странах, чтобы отрегулировать цикл и предотвратить несвоевременную менструацию во время бракосочетания, невеста за два-три месяца до свадьбы начинает принимать гормональные препараты

[32]

.

Брачная церемония совершается внутри синагоги или во дворе, под свадебным балдахином-хупой. Этот балдахин символизирует будущий семейный очаг и одновременно небо: бесчисленные звезды на небосклоне сулят молодой чете многочисленное потомство. В Нью-Йорке, где погода не всегда позволяет совершать брачную церемонию под открытым небом, сразу несколько церемоний проходят в огромном зале, увенчанном куполом. Проделанное в куполе отверстие позволяет видеть кусочек неба, призываемого в свидетели бракосочетания

В прошлом новобрачного, дабы он не забывал о грядущем дне смерти, одевали в длинный белый балахон, похожий на саван, а на голову возлагали мешочек с золой

Обручальное кольцо надевается на указательный палец невесты: предполагается, что именно этим пальцем она указала на своего будущего супруга. Новобрачные пьют освященное вино из одного стакана, который затем разбивают у их ног в память о разрушении Иерусалимского Храма. По обычаю, столь же распространенному как в Европе, так и на Востоке, каждый из молодых старается первым ступить на помост: тот, кто поставил ногу раньше, будет главой семьи

ГЛАВА 2

ЕВРЕЙСКАЯ ЖЕНА

В прошлом муж и жена у правоверных евреев существовали как бы в двух разных мирах; традиционное разделение полов сильно ограничивало возможности общения. Слишком часто жена была куда ближе к детям, к своей родне, к соседкам и особенно к матери, чем к мужу. Мужчины и женщины держались раздельно даже на похоронах. Лишь в XVII в. разделение полов у ашкеназов стало соблюдаться менее строго. Еще во времена Великой французской революции в Эльзасе на дорогах можно было встретить множество евреев, но вот встреча с еврейкой была большой редкостью

[198]

. Еврейские авторы Зборовски и Герцог описали жизнь замужних женщин в еврейских общинах Восточной Европы

[199]

; почтенные, дородные, уверенные в себе матроны держали в руках семейный бюджет, контролировали все расходы, нередко жена даже сама становилась во главе дела мужа; эти женщины умели заставить себя уважать и бояться.

В общинах Центральной Европы у женщин было принято, выйдя замуж, остригать или даже обривать волосы и носить парик (этому обычаю следовала, например, жена Фрейда). Возможно, задумано это было для того, чтобы слишком красивые волосы не привлекали внимания посторонних мужчин; но случалось, парик был гораздо красивее, чем естественная шевелюра. Обычай стричь волосы зародился в XVII в., как раз тогда, когда дамы из высшего света стали носить парики для красоты; однако когда мода на парики у христиан отошла в прошлое, у иудеев — ревнителей традиций этот обычай сохранился

[200]

. Считалось даже хорошим тоном подарить парик девушке накануне свадьбы, когда ей остригали волосы, — этот парик ей предстояло носить всю оставшуюся жизнь. В XIX столетии еврейки возмутились против обычая стричь волосы, и он почти исчез. В России в 50-х гг. XIX в. царь Николай I лично запретил стрижку: еврейки должны были распускать волосы в полицейских участках, дабы показать, что они не острижены

[201]

.

Когда-то один еврей, обратившийся в христианство, обвинял своих бывших сестер по вере в том, что, выйдя замуж, они совершенно перестают следить за собой

Легкость, с которой еврейки набирают вес, порой едва выйдя из детского возраста, могла бы навести на мысль о наследственной предрасположенности; однако сегодня среди них насчитывается достаточно худеньких и стройных, пожалуй, даже больше, чем у других народов; но, быть может, одержимые желанием стать похожими на Лиз Тейлор и других звезд, они проявляют чисто еврейскую черту характера — несгибаемую волю.

Многие еврейки, обезображенные чрезмерной тучностью, пытались придать себе хоть какую-то привлекательность с помощью духов, умащая ими все тело; Талмуд издревле рекомендовал мужьям выдавать женам достаточно денег на покупку благовоний. С этой же целью еврейки увешивали себя драгоценностями, как правило, крупными и бросающимися в глаза. В древности еврейки носили даже кольцо в носу. Делакруа и ориенталисты всегда изображали их с тяжелыми браслетами на запястьях и лодыжках. На Западе еврейки носили менее массивные украшения, по примеру других европеек, и все же их драгоценности были немного ярче и заметнее, быть может, как наследие их далеких предков.

СЕКСУАЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ ЕВРЕЙСКОЙ ЖЕНЩИНЫ

Согласно «Книге Бытия» первой согрешила Ева. Именно женщина ввергла мужчину в плотский грех, поэтому евреи издревле приписывали дочерям Евы более пылкие и необузданные желания, чем сильной половине человечества

[218]

. Талмуд позволял женщине оставаться наедине с двумя мужчинами: это удовлетворяло ее природную похотливость, однако мужчине запрещалось находиться в обществе двух женщин: он считался более целомудренным от природы, и такая компания могла его развратить

[219]

. Многие библейские героини могут служить примером пылкого сексуального темперамента: от дочерей Лота до жен Потифара (не следует также забывать о Рахили и Лие, соперничавших из-за Иакова).

Похоже, однако, что нынешние женщины еврейской диаспоры мало что унаследовали от своих далеких предшественниц. Как уже отмечалось, поведение верного традициям мужа вряд ли могло возбудить жену. Возвращаясь домой, мужчина должен был, прежде чем переступить порог, поцеловать мезузу — рамку, в которой были заключены строки из Торы, призывавшие его не грешить. Ежедневное чтение Священного Писания тоже предназначалось для того, чтобы уберечь правоверного от греха. Во избежание соблазна мужу не полагалось смотреть на одежду жены, даже висящую в шкафу, да и на жену не следовало слишком заглядываться: в Торе рассказана поучительная история об одном святом, который, женившись на безобразной женщине, заметил, как она уродлива, лишь в день ее смерти

[220]

.

Похожий на священника в своих длинных одеяниях, еврей даже дома не снимал ермолки, будто именно в ней была сосредоточена святость. Надо думать, его внешний вид был не слишком привлекательным; а как мог бедняк улучшить его, если ему нельзя было даже смотреться в зеркало? Это разрешалось лишь раз в день, при бритье. Один раввин (уже в наши дни) говорил: если у тебя болит глаз, чтобы рассмотреть его в зеркале, прикрой лицо

[221]

.

Добрая сотня непременных ежедневных молитв и бесконечные ритуальные омовения довершали облик супруга: он больше походил на монаха, чем на мужчину. Согласно поздней раввинской литературе муж не должен был целовать жену, дабы не ввергать себя во искушение

В наши дни, несмотря на то что мужья, разумеется, стали привлекательнее внешне и куда более искушены в вопросах секса, еврейки проявляют очень мало интереса к интимной жизни. Из 62 опрошенных евреек в Израиле 60 % считают супружескую близость неприятной, 2 женщины (родом из Ирака) ненавидят ее «хуже смерти», лишь 12 когда-либо испытали оргазм

СВЕКРОВЬ — ТРЕТЬЯ В СУПРУЖЕСКОЙ ЧЕТЕ

Чрезмерная привязанность матери к детям может стать для них обузой, когда, став взрослыми, они сами женятся. Много было написано о еврейской свекрови, а в американской литературе 60-х гг. XX в. она стала центральной фигурой. Молодая жена по традиции входила в семью мужа и тут же попадала под власть его матери, которая была счастлива сторицей вернуть невестке все, что сама когда-то вытерпела от собственной свекрови. Жизнь со свекровью могла свести на нет радость супружеской близости: если мать с детства чрезмерно опекает сына, у него впоследствии возникают трудности с женщинами. Так Портному, герою романа Ф.Рота, образ матери столь прочно врезался в сознание, что на первом году учебы он в каждой учительнице видел переодетую мать. Позднее, в Израиле, все девушки казались ему копией матери, и он каждый раз оказывался с ними несостоятельным, несмотря на все свое извращенное воображение.

Надо добавить, что молодая жена обычно сохраняла очень тесные отношения с собственной матерью и, естественно, у двух столь близких женщин могла родиться мысль объединить свои силы против слабака-мужа. По данным обширного социологического исследования, проведенного в США, 55 % замужних евреек видятся со своими матерями не реже раза в неделю (у не-евреек этот процент составляет всего 43,5 %); при невозможности видеться они постоянно пишут друг другу или звонят по телефону; так, одна еврейка звонила матери ежедневно на протяжении 20 лет, не пропустив ни одного дня

[229]

. Непрестанно повторяемое детям наставление «Возлюби отца своего и мать свою», несомненно, способствовало горячей привязанности дочери именно к матери, которая, постоянно присутствуя в доме, была ей ближе, чем вечно занятый отец.

Случается, что отношения между свекровью и тещей не складываются, что вносит в семейную жизнь молодой четы еще больше раздоров. На некоторых еврейских свадьбах в Нью-Йорке под общий смех исполняется так называемый «танец свекрови и тещи», которые изображают драку

[230]

; глядя на этот забавный номер, каждый из гостей может вспомнить собственную семью, а новобрачным он предвещает не самое радужное будущее.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ЕВРЕЙСКОЙ СЕМЬИ

Питание, употребление алкогольных напитков, естественные отправления — все это так или иначе отражается на сексуальной жизни супружеской четы.

Еврейская кухня

была и остается немаловажным фактором прочности семьи. Стол — это домашний алтарь, супруга — его служительница, ее миссия — следить за соблюдением древних законов и традиций, связанных с приемом пищи. Некогда еврей, отправляясь в путешествие, брал с собой собственную посуду и еду, дабы не нарушать этих законов. Перспектива вновь обрести домашний стол со всеми привычными блюдами и непременными ритуалами заставляла его спешить домой и умножала радость возвращения.

Существовали особенно характерные для еврейской кухни продукты и ингредиенты. Прежде всего это чеснок. Говорят, что евреи пристрастились к нему во время египетского плена

[231]

; еще во времена Плиния считалось, что чеснок возбуждает чувственность; он сохранил эту репутацию и среди талмудистов. Часто говорили, что еврея легко узнать по запаху, столько он поглощает чеснока. Героиня романа Р.Мартен дю Тара «Семья Тибо» Рашель, лишь наполовину еврейка, обожает колбасу с чесноком; этим штрихом автор подчеркивает ее происхождение

[232]

. Монахам испанской инквизиции не составляло труда распознать марранов — псевдообращенных евреев: они всегда покупали перед Пасхой чеснок

[233]

. Высоко ценили евреи также хрен и лук; на рынках Балеарских островов псевдообращенных опознавали и по этому признаку. Любили евреи и лимоны; ели их больше всего на Пасху и в праздник, именуемый Барах; возле каждой еврейской колонии на побережье Средиземного моря была лимонная рощица. Помидоры, которыми Европа долгое время после их открытия в Мексике пренебрегала, стали неотъемлемым компонентом питания по эту сторону Атлантического океана именно благодаря еврею — доктору Сиккари

[234]

, в еврейской кухне их стали использовать очень широко.

Привлекательность еврейской кухни такова, что многие евреи, принявшие другую веру, и вероотступники еще долго тоскуют по ней. Анри Эн, отрекшись от иудаизма, сожалел лишь о его обрядах и о еврейской кухне

Часто отмечалось, что евреи злоупотребляют кофе; помимо депрессии и нервных расстройств, которые влечет за собой неумеренное потребление этого напитка, он может отрицательно повлиять и на сексуальную функцию. Возможно, большие количества кофе восполняли нехватку алкоголя, который евреи почти не употребляли (об этом речь пойдет ниже). В начале XIX в. Серфбеер де Медельшейм описывал эльзасских евреек, которые собираются вместе, чтобы выпить по чашке кофе: без этого, считает он, еврейская женщина не мыслит своей жизни