Сага о живых и мертвых

Валин Юрий Павлович

Роман цикла «Мир дезертиров». Приключение-путешествие с ужасами магическими, военными и  любовными.

Юная Рататоск учится торговому делу в приморском городе Глоре. Отправляясь сопровождать товар в не слишком-то продолжительном морском путешествии, наша героиня, несомненно, рассчитывает на приключения. Но разве на такие?! Пираты, кораблекрушение, необитаемые острова, роковые дамы и таинственные колдуны, мудрые попаданцы и кровожадные зомби: все это будет. И все будет неправильно. Это не фентези, господа. Просто жизнь. И немножко сказка.

Часть первая

Глава первая

— Так, где накладные из Конгера? — Син грозно уперлась кулаками в крышку стола, заставленного десятками горшочков и склянок с образцами масла.

Рата покосилась на возмущенную хозяйку и быстренько напрягла память. Действительно, где эти глупые накладные? Утром сама приняла от курьера из порта. Еще зубоскалил мальчишка, как обычно. Остроумием боги парня одарили, — тупому бычку-брюшатику впору, тот тоже вечно из-под камней голый крючок норовит заглотить. Стоп, — бычки-то здесь при чем? Мы же накладные ищем? Роспись, точно помнилось, поставила, в книгу учета занесла, куда же они сейчас запропастились?

— Вы, госпожа, их в стопке расходных посмотрите, — озабоченно посоветовала Рата.

Син принялась раздраженно рыться в стопе разлохмаченных листов. В последнее время с бумагой стало совсем плохо: вздорожала непомерно, да и правильная канцелярская совсем исчезла. Снова начали на клочках пергамента расписки корябать. Плохо — попробуй неровную кожу подшей.

Конгерские накладные нашлись — оказались в самом низу приходных документов.

Глава вторая

Погрузка затянулась. «Скакун» еще накануне принял на борт сотню массивных железных слитков-заготовок. Железо по дешевке перекупил один из конгерских купцов. Надеялся выгодно сбыть в знаменитые оружейные мастерские. В самом Глоре цены на металл упали втрое. Новый литейный двор стоял без заказов уже два года, в Старых мастерских еще держались, но терпели огромные убытки. Обозы с Уттуковых рудников в последний раз приходили в город еще зимой. Без лорда-командора производства приходили в упадок с удивительной быстротой.

Син ругала матросов, грузящих бочонки. Те слабо огрызались. Накануне отплытия команда, как водится, перебрала в кабаке и работала без восторга.

— Ох, упаси нас боги от шторма, — вздохнула Син, озирая трюм когга.

Действительно, бочонки с дорогим содержимым, оказавшись в опасной близости с поржавевшими чушками слитков, выглядели особенно хрупкими.

— Ничего, — сказал Вини-Пух, вместе с мрачными моряками крепивший поверх бочонков корзины с образцами светильников. — Что нам шторм? С таким балластом нас разве перевернет? А если перевернет, так мучиться не будем — быстрее якоря на дне окажемся. Железа на грузила хватит.

Глава третья

«Скакуна» снова развернуло бортом к волне. Послышалось недовольное потрескивание, — корпусу когга совсем не нравилось происходящее. Зато Рата была довольна, — корабль уже вынесло из залива. Волны стали выше, и с каждым порывом ветра шансы встретиться с пятнистым бродягой-королем уменьшались. Давай-давай, приходи сюда, шквал. Уноси подальше, лучше потонуть, чем гнойники королевские лечить.

Девушка откинула со лба мокрые пряди — с потолка текли целые ручьи, да и в распахнутую дверь кладовой плескала вода. Рата не без некоторого удовольствия наблюдала, как Морк возится под струями ливня. Трудись, капитан без команды, трудись. Что, рук-то не хватает? Это тебе не покладистых красоток валять, здесь всерьез шевелиться нужно.

Рата уже насладилась зрелищем непростого извлечения из трюма тяжеленных металлических чушек. Морк был настойчив. Струи дождя лупили по обнаженному торсу, Рата следила, как вздуваются блестящие бугры мускулов. Одинокий, чудом не гаснущий фонарь, раскачивался, и в слабых отсветах пират казался каким-то мифическим дарком, готовым нырнуть в один из великих водоворотов, что, как известно, ведут к преисподней. Сильный боец и соображает неплохо. Понятно, соорудить временный якорь мысль правильная. Ну, работай-работай.

Зная, что в темноте каморки ее не видно, Рата закинула ногу на ногу и снисходительно любовалась, как новоявленный капитан пытается скрепить две неудобные железки. Вообще-то, лежать на промокшей парусине было не слишком приятно. Так и сопли потекут. Может, пора свою роль сыграть?

Рата выбралась из каморки. Стоять, когда руки связанны, оказалось жутко неудобно.

Глава четвертая

Дубовые доски обшивки оказались пробиты в двух местах. Жуткий треск дерева больше не повторился, — ударившие в борт волны и порыв ветра сняли «Скакуна» с коварных камней. С печальным вздохом корабль продолжил свой путь, отдаляясь от окруженной рифами неясной громады скалы.

— Дерьмо! — Морк перевесился через борт. — Дерьмовое дерьмо!

Рата сидела на палубе, держась за голову — во время толчка лоб крепко соприкоснулся с массивным древком багра. Гудели снасти, — ненавистный северо-западный ветер снова принялся за свое. Когг тяжело переваливался на волнах. Сквозь привычные вздохи воды, был слышен еще один новый звук, — в трюм «Скакуна» врывалось море.

— Будь все проклято! — застонал-зарычал Морк. — Такой корабль! Ах, дерьмо…

Рата отползла к борту, чтобы не попасться под горячую руку. Пират в ярости метался по кораблю. Дело было плохо. С пробоиной меньшего размера самонадеянный Морк, возможно, и попытался бы справиться. Но пролом в левом борту, — широкий и длинный, не оставлял шансов. Здесь бы и усилия полноценной команды не помогли. Во тьме трюма алчно шипела вода, плавали бочонки и корзины. Завести пластырь или забить течи было нечего и думать.

Глава пятая

Рата придирчиво обнюхала рыбу. Вроде, не испортилась, но благоухает не очень благовонно. Впрочем, что от такого дикого вяленья можно ожидать?

— Нос прищемишь, — заметил Трайглетан, спускаясь с веслами к лодке.

Рата фыркнула и вставила в брюшко ставридки палочку-распорку. Две гирлянды с нанизанной рыбой украшали вход в пещеру. Возни с рыбой было много: выпотрошить, промыть, нанизать, повесить и бдительно следить за влажностью. На ночь убирать внутрь, на солнцепеке тоже не держать. Желателен сквознячок, да где его взять? Тут или безветрие, или дует так, что вязанки провизии улететь норовят. Хорошо, что мух нет, иначе пропали бы запасы.

— Спускайся, Рататоск, — позвал колдун снизу.

Рата спрыгнула на «пристань», привычно ухватилась за борт ялика. Вместе с колдуном лодку бережно спустили на воду.