Шайка светских дам

Варенова Людмила Ивановна

Они не собирались становиться преступницами. Но судьба так скрутила этих женщин, что иного выхода не осталось. И они объединились в шайку искусных грабителей: умных, дерзких и неуловимых. Программист Тома разрабатывала планы операций, красавица Сима без труда очаровывала любого мужчину, биохимик Алла готовила составы, открывавшие сейфы и замки, а цирковая гимнастка Инна без труда проникала в хорошо охраняемые здания. Очень скоро у них появилось всё, что можно купить за деньги. И тогда они решили отомстить тем, кто разрушил их жизни. Неверные мужья, неблагодарные дети, лживые друзья — никто не уберёгся от карающей руки. Дамы так увлеклись, что не заметили: они все больше становятся похожи на тех, кого так ненавидят…

1. Училки несчастные

Всё плохое кончилось, и они хохотали как сумасшедшие. На промозглом ноябрьском ветру. На самой середине Каменного моста. Ошметки черной грязи летели из-под колес мчащихся автомашин и прилипали к одежде мерзкими хлопьями, а они ничего не замечали. Редкие прохожие с опаской косились на трех странно хохочущих женщин, обходя их стороной. Прохожим хотелось поскорее к теплу и свету. В самом деле, какой нормальный человек может так смеяться в этом промозглом чистилище, в этих мутных безрадостных сумерках? Только чокнутые или пьяные.

И только худющая до прозрачности дамочка в подростковой куртёшке, которую они сперва приняли за школьницу, остановилась и робко улыбнулась им. И когда она подошла и остановилась с этой своей дрожащей улыбочкой на невыразительном немолодом личике, до них разом дошло — всё! Замкнуло. Их теперь четверо, отныне и навсегда. Меньше нельзя, а больше не нужно. Жизнь уже никогда не будет такой, какой была прежде.

Если не во всём мире, то, по крайней мере, в этой стране, каждую минуту одна женщина в возрасте после сорока терпит полный жизненный крах. В подавляющем большинстве случаев она с этим смирится, тут ничего не поделаешь, закон природы. Она стала отработанным материалом, и ее выбрасывают на помойку. Списывают со счетов. Неважно, кто выбрасывает — муж с новой любовью, выросшие дети с их грандиозными планами, работодатель, озабоченный модным менеджментом. Результат один — на помойку, на обочину жизни, на фиг — постаревшую дуру. Какой смысл давать ей шанс? В конце концов, никто никого не убил — мы же цивилизованные люди. Просто у таких, как она, уже не может быть ни любви, ни карьеры. Так зачем с ней считаться? Сама жизнь устроена так, что баба сорока-пятидесяти лет никому не нужна.

Может, вы думаете, что есть исключения, счастливицы, взявшие жизнь за горло? Этакие железные киборги в юбках, у которых все подсчитано, рассчитано, ужато в рамки четко работающего механизма. И уж этих-то железных леди никто не вышвырнет из жизни вон? Без иллюзий, господа! Ревнивая молодость в конкурентной борьбе за место под солнцем не дремлет. Шаг вправо, шаг влево — и тоже угодят на помойку. Скорее всего победителем станет юный и расчетливый сопляк.

К счастью, природа милосердна, и большинство пострадавших не осознают своего краха. Большинство постсорокалетних женщин — просто бабы. Тетки и клуши. Они еще по инерции суетятся, о ком-то заботятся, кому-то себя посвящают целиком и полностью, не замечая собственной жалкости и презрения тех, о ком неусыпно заботятся, кому жертвуют, кем живут. Ещё борются, рыпаются, соревнуются. Хотя бы в среде себе подобных, не замечая, что большой мир намертво отгородился от их мирка отработанных тёток и мчится себе вперед, красивый и молодой. Ну и бог с ними, с клушами. Игра их уже сделана, ставки биты, согласно закону природы. Помоги им боженька не очнуться и не увидеть истинного положения вещей до самого их конца. Естественного, правильного, самой природой предопределённого. Жизнь идёт своим чередом. Каждую минуту рождается ещё одна жертва естественного отбора, освобождая место юным и перспективным. Но иногда у этой жертвы сносит крышу. И тогда уже помоги, господи, всем на ее пути.