Тысяча черепогрызов

Василенко Владимир Сергеевич

1

Причудливая все-таки штука жизнь. Однажды, в очередной раз предаваясь воспоминаниям, я вдруг подумал, что все могло бы сложиться совсем, ну прямо-таки совершенно иначе, если бы дядюшка Майка не держал в магазине кота. Нет, серьезно. Если бы не это зловредное полосатое животное, сующееся куда не следует, мы бы вообще тогда не вляпались в эту паскудную историю. Ну, может, и вляпались бы, но потом. И не в эту, а в какую-нибудь другую. Потому как совсем без «историй» ни у меня, ни у Майка не получается, хоть ты тресни. Подобралась же парочка…

Впрочем, чего это я. Хотел же все по порядку. Итак, началось все в первый же день нашего пребывания на Артемиде… Хотя нет, так тоже получается не совсем по порядку. Начну лучше с самого-самого начала.

Мои папа и мама встретились на старушке Земле двадцать три года назад, то есть аккурат за пару лет до моего рождения. Однако моего рождения папаша как раз не застал, потому как ему вдруг срочно понадобилось уехать по очень важному делу. Ну, он и уехал, да так и не вернулся. Мама воспитывала меня одна. Обычное дело, в общем-то, но в моем случае это был настоящий подвиг. Нет, серьезно. Моей маме надо памятник поставить, размером со статую Свободы.

В возрасте семнадцати лет я угодил в колонию для несовершеннолетних. Совершенно случайно. Сам до сих пор понять не могу, как меня угораздило. Провел я там три года, до совершеннолетия. А потом еще полгода – уже в колонии для взрослых, где, кстати, и познакомился с Майком. Тот загремел за дезертирство. Чертовски не повезло парню. Пошел в армию, заключил контракт сразу на три года, потому как это давало дополнительные льготы. Но уже через полгода вдруг понял, что армейская жизнь ему ни фига не нравится. Разрыв контракта означал бы выплату неустойки, но денег на это у Майка не было. Вот он и решил, что трибунал и семь месяцев колонии – это куда лучше, чем еще два с лишним года париться в казармах. Ну, не знаю. У меня на этот счет всегда было другое мнение.

Впрочем, сам Майк о своем решении вроде бы не жалел. В конце концов, если бы все сложилось не так, а как-нибудь иначе, то мы бы с ним никогда и не встретились. Говорю же – причудливая штука жизнь…

2

Номер в гостинице показался нам по-королевски роскошным, хотя речь вроде бы шла о трех звездочках. Справедливости ради надо отметить, что ни я, ни Майк до того на курортных планетах не бывали, и потому все это великолепие было для нас в новинку.

– Нет, ты только погляди, Эйп! – взревел Майк, заваливаясь на одну из кроватей – огромную, как стол для тенниса. После тех лежанок, на которых нам приходилось коротать ночи в колонии, эти, с позволения сказать, кровати производили неизгладимое впечатление. Я тоже плюхнулся на свою, покачался, чувствуя, как матрас пружинит подо мной, как батут.

– Да уж, одному на таком трахтодроме спать как-то неуютно, – хитро прищурившись, ухмыльнулся Майк. – Надо будет сегодня же вечером выйти на охоту. Тем более что девчонок здесь – как грязи. Ходят в бикини прямо по улицам! Ты видел?

Я вздохнул. Видел, конечно. До сих пор перед глазами стоит та парочка на роликах, что катились не спеша по набережной, судя по всему, направляясь на пляж. Розовой ткани, что пошла на их купальники, едва хватило бы на слюнявчик для моей оставшейся на Земле сестренки.

Майк поднялся с койки, закружил по номеру, обследуя каждый закоулок.