Зверь в каждом из нас

Васильев Владимир Николаевич

Это – продолжение книги, которая, только – только выйдя, мгновенно обрела в нашей стране культовый статус. Это – сиквел «Волчьей натуры»… В каждом из нас живет зверь. В людях – псах. В людях – волках. В людях, что, по дикому капризу реальности, произошли не от обезьян, но от собак… Что делает человека человеком? Мы мыслим – значит мы существуем и являемся людьми, даже если на людей и не похожи? Или…ю мысль все – таки рано или поздно уступит, не выдержав борьбы с первородным инстинктом хищников? И тогда – а что случится тогда? Когда зверь, тайно живший в каждом из нас, вырвется на волю?..

Книга вторая.

00 : Зона игнорирования

– Здравствуйте, господин президент!

– Здравствуйте, полковник. Чем порадуете?

– К сожалению, пока ничем. Мы снова были вынуждены идти на поводу у противника. База, правда, уничтожена, в этом нет ни малейших сомнений. Но волки ее уничтожили сами. Трупов мы не обнаружили – там такой взрыв произошел, что смешно думать о трупах. О захваченных технических трофеях я уже докладывал; в настоящий момент с ними работают эксперты.

– Я слышал, что вам удалось захватить раненого волка…

Золотых еле заметно улыбнулся.

01: Зона стабилизации

– Генерал?

– Да, господин президент.

– Доброе утро. Впрочем, у вас уже наверняка день.

– Почти.

– Вы все еще в воздухе?

02: Зона аккумуляции

– У меня есть светильник, – сказала Ядвига, показывая Арчи упакованный в хрусткий плацентофанид стержень. – Ломать?

– Не надо, – сквозь зубы сказал Арчи. – Попробуем так.

И они побежали. Хотя нет, не побежали – в темном ущелье бежать означало искалечить себе ноги. Поспешили, так будет точнее. Поспешили прочь из ущелья.

Арчи включил «ночной взгляд». Он и так неплохо видел в темноте, но если не таращиться под ноги, а просто смотреть вперед, выхватывая камни у ног периферийным зрением, вполне получалось даже временами переходить на трусцу. Пока вновь не встречалась россыпь крупных желтоватых камней – ночью они казались просто светлыми.

Ядвига и не думала отставать; ее движения стали экономными и стремительными. Она сейчас очень напоминала харзу на охоте – та же нечеловеческая грация и отточенность каждого движения, та же неудержимость, сквозящая в каждом изгибе тела…

03: Зона выброса

Умирающее лето лежало на горах и побережье, еще не тронув золотом деревья, но уже уронив в море особенную сентябрьскую синь. Исчезла изнуряющая жара, и даже непременные вечерние комары стали, будто бы, не такими настырными.

Арчи отнял от глаз бинокль и передал соседу – Генриху Штраубе.

Теперь они работали в паре. С Генрихом, разумеется, не с биноклем.

С противоположной стороны, от седловины, крылась вторая двойка, прибалты Юрий и Рихард. Они, наверное, сейчас точно так же рассматривали территорию пансионата в бинокль.

– Вот тебе и санаторий донецкого селектологического центра… – пробормотал Арчи.