Сенсимилья

Веда Гарри

Сегодня этот сон приснился опять. Он приходил и раньше, наверное пару раз. Но зафиксироваться на нем не получалось. Сознание стряхивало с себя неожиданное видение и неизменно переключалось на свое внутренне-насущное, оставляя лишь ощущение чего-то упущенного, почти потери.

А вот сегодня Вадим крепко вошел в ускользавшую иллюзию и остался в ней до конца.

Он очутился в громадном помещении яркого светлого цвета, стального или белого — поди, разбери. Свет струился отовсюду, замазывал тени, словно в операционной. Стул, на котором устроился зад — судя по всему, был жестко привинчен к полу. Вадик это просто знал, хотя можно бы и проверить. Так и есть — прихвачен намертво — Вадим Покотов? — напротив, через стол аэродромного вида, доброжелательно подняла брови зализанная по всех смыслах дама, похожая исключительно на училку старших классов. Один в один, как из старой приватовской порнухи. — Да, это я… — Вадим поежился от глобального неуюта, заполнившего собой каждую точку вокруг. — Мы вам очень рады. Наконец-то получилось попасть на прием. К нам… — уточнила дама. — Меня зовут Маргарита Георгиевна, я представляю корпорацию "Сенсимилья". Вы слышали о нашей компании? — Да, то есть нет… — Вадик растерялся, — знакомое что-то, но так сразу в голову ничего не приходит. — Неудивительно. — Отрезала училка. — С нашими клиентами мы работаем индивидуально и крайне заботимся о конфиденциальности. В процессе нашего с вами сотрудничества можете не опасаться ненужного разглашения. — ЗдОрово, конечно… Но я не пойму… — Я введу вас в курс дела. — Бесцеремонно оборвала мадам. — Вы будете счастливы сотрудничать с нами. — Я не сомневаюсь, конечно… Я… Это…

Классручка не обращала внимания на лепет подопытного: — В настоящий момент, господин Покотов, вы находитесь в фазе быстрого сна. Но, несмотря на кажущуюся иллюзорность — отнеситесь серьезно к происходящему. Юридически, все ваши действия, совершенные в нынешнем состоянии, имеют тот же вес, что и поступки после вашего пробуждения. Вот, извольте расписаться…

Железная Маргарет протянула через весь стадион бланк, отпечатанный на плотной рифленой бумаге. Он пестрел утверждающими и согласовывающими подписями и печатями, по всему видать — документ серьезный. — Где галочки… — Жоржевна уставилась на Покотова мигающими добрыми глазками. — А что это? — Вадик испуганно переводил взгляд с бандерши на индульгенцию и обратно. — Акт. О том, что вы проинформированы про осмысленность и легитимность действий, совершенных в фазе быстрого сна, а также в фазе глубокого, если действия в нем совершены непосредственно вследствие действий в быстрой фазе.