Катриона-3217. Космическая летопись.

Веда Талагаева

ПРЕДУПРЕЖДАЮ: Перед вами антинаучная книга, нелогичная книга, косноязычная книга. И, в конце концов, просто глупая. Следуя моде печатных изданий украшать обложки книг рецензиями, привожу тематические комментарии, полученные на "Самиздате": 1) Я бы хотел, чтобы обо мне говорили всегда. В крайнем случае хорошее. Сальватор Дали. 2) Ну нельзя же так!!! Одно дело, когда заранее кладут с прибором на техдостоверность, как в большинстве спейсопер. Но другое — когда кладут ээээ... большую сисю на здравый смысл? Бука. 3) И мое любимое: Дура набитая писала для набитых дур. Не читать! Wild.Bill.Hickok. (Кто такой не знаю, но сказал круто!) ЕСЛИ ВЫ ВСЕ ЕЩЕ НЕ ИСПУГАЛИСЬ, ВАМ СЮДА

# 1 ЖЕЛЕЗНАЯ ЗВЕЗДА

Утром 13 мая 3217 года космопорт «Млечный путь» в Марселе гудел как улей. В грузовых секторах космопорта погрузочные автоматы без устали снимали с конвейеров разногабаритные контейнеры и везли их к люкам грузовых кораблей, где они под присмотром обслуживающего персонала перекочевывали из тележек механических носильщиков в пустые, грохочущие металлической обшивкой трюмы.

В пассажирских секторах людские волны накатывали одна за другой и сталкивались в залах ожидания, смешиваясь друг с другом. После войны с земными колониями на Марсе Гражданский космофлот переживал острую нехватку техники и кадров. Пассажирские линии всех мало-мальски крупных космопортов были перегружены, поэтому разноязыкие, пестро одетые толпы землян, нептунцев, венерианцев, меркуриан, жителей других звездных систем Галактического союза и еще бог знает каких существ со всех концов вселенной денно и нощно заполняли космопорт «Млечный путь».

То и дело слышался мягкий перезвон зуммера, и женский голос по радио объявлял, что очередной рейс на Плутон или созвездие Лебедя задерживается по техническим причинам или метеоусловиям.

Гул тысяч голосов и шорох тысяч шагов, висевший в воздухе под полупрозрачной крышей-куполом главного зала ожидания, почти не доносился в царстве грузовых кораблей с его серыми бетонными стенами и длинными коридорами, освещенными холодным белым светом неоновых ламп. Только тележки погрузочных автоматов производили некоторый шум в этих коридорах. Дребезжа на ходу, они передвигались вперед-назад по сигналу невидимого оператора, и дверные панели отъезжали в сторону, пропуская их.

Одна из дверей открылась, чтобы впустить в коридор звездолетчика в синей униформе с серебряными лейтенантскими нашивками на погонах. Лейтенанту не было и двадцати пяти лет, но он был высок и крепко сложен, а осанка и выправка говорили, что он только недавно сменил черную военную форму на синюю гражданскую. Темно-русые волосы молодого человека были очень коротко острижены, что выдавало в нем настоящего боевого пилота, одного из тех, что принимали участие в военных действиях на Фобосе и Деймосе, а лицо с крупными и правильными, но немного резковатыми чертами имело непроницаемо спокойное выражение.

#2 ВЫНУЖДЕННАЯ ПОСАДКА

Джек Деверо проснулся от неприятного звука, наполнившего его каюту. Как известно, ни один звук, который издает будильник, не может быть мелодичным и радостным. Этот показался Деверо чудовищным. Он исходил из динамиков на мониторе связи. В данный момент монитор был единственным предметом обстановки в каюте. И еще надувной матрас, временно заменявший постель. Практически всю обстановку накануне пришлось экстренно сбросить за борт. Джек потянулся и мучительно зевнул, не спеша откинуть серый шерстяной плед.

— Выключите это, — попросил он, морщась, потому что будильник не унимался.

Монитор среагировал на звук его голоса. По экрану пошли круги, как от брошенного в воду камня, и бодрый женский голос произнес:

— Доброе утро, командир. Вас приветствует бортовой компьютер почтового транспорта второго класса «Катриона». Время — шесть часов ноль минут утра по средне-галактическому измерению. Обстановка на борту стабильная. Внеплановых изменений и нарушений за истекшее время полета не обнаружено. Температура на борту средне-комнатная.

— Неправда, — Джек поежился под тонким одеялом, — Отрегулируй кондиционер, Варвара.