Где клады зарыты?

Венецкий Сергей Иосифович

Какова судьба сокровищ легендарного лидийского царя Креза? Куда исчезли драгоценности средневекового духовно-рыцарского ордена тамплиеров? Где золото Монтесумы? Хранит ли Урал клад Пугачева? Удастся ли найти богатства награбленные Наполеоном в России?

Об этом и многом другом, связанном с припрятанными сокровищами, живо и интересно рассказывает автор на страницах брошюры.

К читателю

За долгие тысячелетия, которые насчитывает наша цивилизация, люди укрыли от посторонних глаз поистине неисчислимое множество кладов — благородных металлов, драгоценных камней и прочих «материальных ценностей». Где только ни прятал человек свои (или не свои) богатства: на необитаемых островах и в дремучих лесах, высоко в горах и глубоко под землей, в роскошных дворцах и ветхих лачугах, в специально устроенных тайниках и случайно оказавшихся под рукой стульях.

Особый интерес представляют клады, связанные с именами известных исторических лиц — таких, к примеру, как царь древней Лидии Крёз или легендарный правитель ацтеков Монтесума, предводитель крестьянского восстания в России Пугачев или вождь африканских борцов за независимость Лобенгула, хан Батый или император Наполеон, знаменитый пират Генри Морган или гитлеровский генерал Эрвин Роммель. Разбросанные по всему белу свету, эти спрятанные до лучших времен сокровища — одни уже немало столетий, другие с недавних пор — словно магнит притягивают к себе кладоискателей всех мастей.

Клады ценны не только, а порой и не столько тем золотом, серебром или изумрудами, что входят в их состав, хотя стоимость таких драгоценностей сплошь и рядом оценивается баснословными суммами. Некоторые клады имеют прежде всего огромную историческую ценность, не сравнимую ни с каким денежным эквивалентом. Крупнейшие музеи мира гордятся неповторимыми ювелирными шедеврами, которые говорят о неповторимом искусстве древних мастеров, о высоком уровне культуры больших и малых народов. Но прежде чем попасть в музеи, многие экспонаты провели долгие столетия в «заточении» в виде потаенных сокровищ.

Есть у кладов еще одно несомненное достоинство: как правило, они представляют немалый интерес для науки. Немые свидетели далеких эпох — монеты, украшения, статуэтки и тому подобные творения человеческих рук могут многое рассказать ученым, пролить свет на затемненные страницы прошлого, дать ответ на разнообразные вопросы, волнующие историков. Так, например, находимые в разных частях света монетные клады стали важным инструментом познания: они позволяют проследить торгово-экономические и государственные связи, выявить роль и влияние тех или иных стран, династий, формаций в различных регионах древнего мира, дорисовать недостающие фрагменты или нанести завершающие штрихи к уже известным историческим картинам минувших времен. В ряде же случаев, напротив, клады задают ученым новые вопросы, порой ставящие их в тупик.

Нынешние кладоискатели не похожи на своих предков, располагавших лишь компасом да обрывком карты или затертой схемой, оставленной бывшим владельцем сокровищ. Сегодня им на помощь пришла современная наука и техника. Чуткие магнитные, гравиметрические и другие физические приборы позволяют прощупать землю и каменные сооружения. С помощью чувствительных методов анализа удается обнаружить ничтожные примеси благородных металлов в водах рек и озер, которые «подозреваются» в сокрытии драгоценностей. Не осталось в стороне даже телевидение: ведь оно дает возможность заглянуть в труднодоступные или вовсе недоступные пещеры и гроты далеких островов сокровищ. Когда же клад найден, то для того, чтобы заставить его «заговорить», широко привлекаются физики и химики, историки и лингвисты, искусствоведы и геологи — словом, специалисты многих отраслей знаний.

Где клады зарыты?

Где золото тамплиеров?

В один из погожих дней 1306 года тысячи парижан заполнили площади и улицы: всем хотелось увидеть, как, направляясь в свою новую резиденцию — расположенный в окрестностях Парижа замок Тампль, через город проследует Великий магистр могущественного католического ордена тамплиеров Жак де Моле. В белом плаще с красным крестом на плече он величаво восседал на красавце-коне. Сопровождавшие его сотни рыцарей и множество оруженосцев, лучников, слуг охраняли не только важную персону, но и награбленные орденом в крестовых походах и похождениях на больших дорогах сказочные богатства: окованные железом сундуки с золотом, покоившиеся на повозках, и кожаные тюки с серебром, навьюченные на мулов.

Отныне эти сокровища «бедных рыцарей Христовых» — так скромно именовали себя тамплиеры — должны были храниться в неприступном замке, высоченные стены которого окружал глубокий ров. К, одной из семи башен через ров был переброшен удерживаемый толстыми цепями подъемный мост. Сложная система рычагов и блоков позволяла в считанные секунды поднимать и опускать мост, открывать и закрывать могучие дубовые ворота и установленные за ними массивные железные решетки.

Казалось бы, никто не сможет проникнуть в эту крепость, и потому ничто не угрожает казне ордена. Разве мог Великий магистр предположить, что пройдет всего лишь год и его не спасут никакие стены: по приказу французского короля Филиппа Красивого, которому не давало покоя золото тамплиеров, глава ордена и его высшие сановники будут обвинены в ереси и арестованы Гийомом де Ногаре, назначенным незадолго до того Великим инквизитором Франции.

Скорый суд приговорил узников к смерти. Вновь довелось недавнему магистру прошествовать по улицам Парижа — на этот раз босиком, в желтом колпаке, на котором были изображены черти и языки пламени, означавшие, что осужденных ждет сожжение заживо. За казнью, свершившейся на одном из островков Сены, с интересом наблюдали Филипп Красивый и члены его семейства. Но еще больше алчного короля интересовали несметные богатства ордена, которые, разумеется, подлежали конфискации. Филипп лично руководил изъятием ценностей из замка Тампль, резонно полагая, что доверять в столь важном деле вельможам или инквизиторам было бы непростительной наивностью. Все золото тамплиеров — до последней монеты — должно стать его собственностью.

Секретные «посылки» до востребования

Канувшие в неизвестность сокровища средневекового ордена тамплиеров — лишь ничтожно малая толика того не поддающегося никакому исчислению количества золота, серебра и других ценностей, которые по прихотливому велению судьбы оказались зарытыми в землю, замурованными в стены, покоящимися на дне рек, озер или морей.

Что заставляло законного или незаконного владельца драгоценностей скрывать их в потаенных местах? Обычно это вызывалось грозящей опасностью лишиться состояния, невозможностью прихватить его с собой в качестве ручного багажа, стремлением припрятать награбленное добро или тому подобными причинами. Доверяя свой секрет земле, воде, камням, хозяева клада превращали его в своеобразную посылку во времени для самих себя, рассчитывая рано или поздно вернуться за ней.

Иногда такое «послание до востребования» представляло собой чьи-то личные сбережения в виде невзрачного глиняного горшка с сотней-другой монет, но порой на тайный «счет» вносились поистине гигантские «вклады», принадлежавшие целому пиратскому клану, монастырю или какому-либо другому подобному кооперативному товариществу.

В 1952 году, например, на побережье Мертвого моря в пещере, где примерно два тысячелетия назад обитала иудейская община, был обнаружен медный свиток, надпись на котором сообщала об огромных сокровищах, зарытых вблизи Иерусалима. Если верить надписи, клад содержал почти 150 тонн золота и серебра. Опасаясь кладоискательской лихорадки, правительство Иордании, в чьем распоряжении находится медный свиток, не спешит публиковать его текст, так как в нем дано описание и ориентиры тех мест, где древние иудеи спрятали свои «трудовые сбережения». Поскольку история умалчивает об иерусалимском кладе и до сих пор не удалось найти его следов, некоторые скептически настроенные ученые высказывают мысль, что этот клад — лишь плод больного воображения автора свитка. Так ли это? Возможно, тайна Мертвого моря так навсегда и останется тайной.

«Именные вклады»

Произошло это в Турции примерно четверть века назад: в земле холма Икизтепе, вблизи городка Ушака, местные крестьяне обнаружили древнюю гробницу. Сначала мотыга наткнулась на что-то твердое: как оказалось, это была двухстворчатая мраморная дверь, ведущая неизвестно куда. Открыть ее самодеятельные «археологи» не смогли, но желание заглянуть внутрь загадочного подземного сооружения заставило поискать другой вход. Наконец одному из них удалось проникнуть туда через крышу. Вот что рассказал он впоследствии: «В склепе я увидел открытый саркофаг. Мумия полностью истлела. Хорошо сохранились только волосы погребенного. Осветив фонарем помещение, я увидел множество ювелирных изделий, графинов и кувшинов из золота и серебра».

В течение нескольких дней первооткрыватели и другие заинтересованные лица разграбили сокровища гробницы. Когда в нее попали ученые, им лишь оставалось констатировать, что найденное захоронение носит поистине уникальный с исторической точки зрения характер: судя по всему, гробница принадлежала самому Крёзу — знаменитому царю могущественного государства Лидии, располагавшегося некогда на территории современной Турции.

О Крёзе, жившем и правившем еще в VI веке до нашей эры, сложено немало легенд, в которых воспевались главным образом его сказочные богатства. Не случайно появилась и уже много столетий гуляет по свету поговорка «богат, как Крёз». Но фортуна, щедро одарившая лидийского царя золотом, в конце концов отвернулась от него: потерпев поражение в войне с персами, Крёз был казнен. Однако есть и другая историческая версия, согласно которой персидский царь Кир II сначала приговорил побежденного коллегу к сожжению, но потом помиловал. Где закончил свой жизненный путь владелец легендарного состояния? Где он был погребен?

По мнению турецких археологов, обнаруженная близ Ушака гробница — последнее пристанище Крёза. За прошедшие два с половиной тысячелетия историки потеряли ее из виду, а положенные когда-то в склеп вместе с останками царя драгоценности превратились в клад, который и был найден турецкими крестьянами. Как же сложилась дальнейшая судьба сокровищ последнего лидийского царя?

Тайны трех океанов

«— Надеюсь, вы слышали об этом Флинте?

— Слыхал ли я о Флинте?! воскликнул сквайр.

— Вы спрашиваете, слыхал ли я о Флинте? Это был самый кровожадный пират из всех какие когда-либо плавали по морю. Черная Борода перед Флинтом младенец. Испанцы так боялись его, что, признаюсь вам, сэр, я порой гордился, что он англичанин».

Должно быть, вы догадались, откуда взяты эти строки. Конечно же, из романа замечательного английского писателя Роберт Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ» книги, которой вот уже более ста лет зачитываются мальчишки всего мира. Кто из нас не помнит хитрого морского волка одноногого Джона Сильвера и хриплые крики его зеленого попугая: «Пиастры! Пиастры! Пиастры!» Вместе с героями бессмертного романа мы отважно пускались в дальнее плавание на шхуне «Испаньола», направляясь к загадочному острову, где нас ждали невероятные приключения и серебряные слитки, награбленные зловещим пиратом Флинтом.

Клады, оставленные войной

Вторая мировая война — величайшая из трагедий, когда-либо обрушивавшихся на человечество, — стала печальным апофеозом не только вандализма, жестокости, но и алчности, грабительства, стяжательства.

Многие состояния, сколоченные военными хищниками в те страшные, наполненные горем и кровью, болью и слезами годы, в конце войны превратились в клады: награбленное золото, серебро и прочие ценности их новоявленным владельцам в генеральских мундирах пришлось срочно закапывать в землю, опускать на дно, замуровывать в стены — до лучших времен. Но, к счастью для честных людей, эти «лучшие» времена так и не настали, и припрятанные ценные «посылки» самим себе остались невостребованными. Разбросанные по всему белу свету, они словно магнит притягивают к себе кладоискателей всех мастей.

О двух кладах времен второй мировой войны — фашистского генерала Роммеля и японского генерала Ямаситы — и пойдет наш рассказ.

…В те годы, когда африканский землеустроитель Литтон копал глубокие ямы на левом берегу Замбези в надежде овладеть золотом Лобенгулы, преуспевающий немецкий генерал Эрвин Роммель возглавлял военную академию и читал бравым офицерам вермахта лекции об искусстве ведения наступательного боя. Вряд ли он знал тогда, что судьба вскоре забросит его в Африку, вряд ли помышлял о золотых кладах и уж, конечно же, вряд ли мог предположить, что спустя всего несколько лет где-то в Средиземном море окажутся спрятанными его собственные (а вернее, награбленные им) огромные сокровища, о которых пойдут по свету легенды. Но именно такой непредвиденный поворот ждал будущего генерал-фельдмаршала на закате его жизненного пути.