Хоккей с мечом (сборник)

Венгловский Владимир

Бочаров Андрей

Перовский Дмитрий

Якубович Евгений Львович

Сальников Александр

Гидра Дарт

Силенгинский Андрей

Вайд Алекс

Колесник Светлана

Соколенко Вадим

Наумов Иван

Толкачев Алексей

Давыдов Денис

Патрикеев Артём

Кигим Татьяна

Ера Михаил

Игнатьев Сергей

Вам показалось странным название сборника? Вы никогда не слышали о хоккее с мечом? Не стоит удивляться: под обложкой этой книги вас ждут рассказы о состязаниях еще более невероятных. Спорт, который мог существовать в глубоком прошлом, и спорт, который может появиться в далеком будущем. Спорт на других планетах и в мирах, которых нет. В общем, спорт, который стоило придумать…

Впрочем, даже если речь идет о вполне обычной разновидности соревнований, не стоит ждать ничего ординарного, когда за дело берется писатель-фантаст!

Предисловие

(от редактора и составителя)

Эта книга представляет собой сборник фантастических рассказов о спорте. Вот на этом, собственно, предисловие можно закончить. И если вы прямо сейчас приступите к чтению рассказов, честное слово, я не буду на вас в обиде. Любое предисловие вообще предназначается для людей обстоятельных, неторопливых, которые не стремятся получить удовольствие как можно скорее, а готовятся к этому процессу тщательно и без лишней суеты.

Поскольку вы, продолжая читать предисловие, отнесли себя к людям именно такого сорта, устраивайтесь поудобней: здесь будет что почитать. Причем, если вы не являетесь спортивным фанатом, не торопитесь ставить книгу обратно на полку! Официально заявляю, что никаких специфических знаний, навыков или опыта спортивного «боления» при чтении этого сборника от вас не потребуется.

Я не буду говорить об истории спорта, подробно излагать обстоятельства, приведшие к возникновению древнегреческих Олимпийских игр, и делать смелые предположения о состязаниях метателей каменных топоров. Авторы сборника написали свою историю. Пусть не очень научную и последовательную, зато гораздо более захватывающую. Средневековые интриги, рыцарские поединки и даже спортивные ристалища нашей родной нечисти с нечистью импортной, варяжской… Всё это и кое-что еще – в первом разделе книги, названном «Вчера».

После «Вчера» вполне логично идет «Сегодня». Как говорится, новому времени – новые игры. И если время вы легко узнаете (это наше время, даже если мир словно отражается в кривом зеркале), то с играми всё не так просто. Кроме знакомых видов спорта вас ждут малознакомые, а также те, с которыми вам только предстоит познакомиться. И знакомства обещают быть не скучными! Спорт и война, спорт и политика, спорт и криминал – это наше «сегодня», не правда ли? Но всё совсем не так мрачно, поверьте! Во-первых, в наше время без юмора не прожить, и авторы это отлично понимают. Во-вторых, даже сюда затесались вездесущие эльфы…

И наконец, самый ожидаемый раздел в сборнике фантастических рассказов – «Завтра»! Но ожидаемый – вовсе не значит предсказуемый. Трудно себе представить более разноплановые рассказы, чем те, что собраны в этом разделе. И если что-то смогло их объединить вместе, то это, конечно же, спорт. Если считать эти рассказы некими футуристическими прогнозами, то авторов нельзя обвинить в чрезмерном оптимизме. Нас ждет такой спорт? Не знаю…

Вчера

Александр Сальников

Героями не рождаются

Для Гильдии Спутников наступили тяжелые дни. Нет, крепкие парни еще не перевелись, их стало даже с избытком. Особенно после того, как лет двести назад ввели квоту на набор Кандидатов. Эх, старые добрые времена… Артур на одном только своем островке мог позволить себе держать дюжину перспективных бойцов, а что теперь? По три Кандидата с королевства! Тьфу, курам на смех!..

Готфриду Остбургскому такое положение вещей нравилось не особо. Но менестрель, отдавший полвека работе в Гильдии, логику закона понимал и квоту поддерживал. Где, скажите на милость, найти для себя подвиг славному рыцарю? Великанов вообще повывели, крылатые залетают редко… Одна была надежда – на гоблинов, да и те измельчали. То ли за ум взялись – государство создают, то ли своих героев им не нужно вовсе. Как бы то ни было, но после смерти достопочтенного Шрых-Нуха в Гильдию от гоблинов никого не присылали.

Без приключений Кандидаты стали хиреть. Остались, конечно, турниры, но это мелковато для будущего Героя. Так – размяться, дам поохмурять, регалий впрок накопить. На первых порах помогли Священные войны. Бить неверных, что с севера, что с юга, – дело благородное, да только замена качества количеством – сомнительная замена, как ни крути. Но харчами перебирать уже не приходится.

Сердце Готфрида затрепетало, когда на пороге его дома возник из пелены тумана гном с шевроном Гильдии на плаще.

Уважив гостя согревающим, менестрель из Остбурга еле скрывал нетерпение, поддерживая светскую беседу о нелегкой доле Спутников будущих Героев. Наконец бородатый выколотил трубку и вытащил из кожаной сумы заветную пластину.

Вадим Соколенко

Заморская потеха

– Ну, и чья это была идея? – Баба-яга Варвара, притопывая ногой, сердито смотрела на Кощея. – Кто тут захотел почувствовать себя мальчиком?

– Почему сразу «мальчиком»? У них в эту игру солидные гоблины играют, – оправдывался Бессмертный, от смущения не зная, куда спрятать костлявые руки. – Понимаешь, они такие доброжелательные были, и эль такой легкий… Не то что твоя бормотуха! Вот я и расслабился…

– Это сколько же этого самого еля надо было вылакать, чтобы додуматься пригласить их к нам в лес? И не просто так, а на побоище!

– Эля, – поправил Кощей, опустив глаза. – Много выпил… И не на побоище, а на соревнование. А вообще, чем ты недовольна? Сидишь тут в глухомани, ничего дальше опушки леса не видишь! Я вот хоть ихнюю Европу посмотрел. Дыра дырой, должен сказать. И запах… Они там не моются – не принято. Но конференция была… Эх!.. – Бессмертный даже прикрыл глаза, вспоминая наиболее приятные моменты своего недавнего путешествия.

– Ты глаза-то не закатывай! – не унималась яга. – Обменялся бы темным опытом – и домой, в царстве своем порядок наводить. Дак нет, игрищ захотелось!

Татьяна Кигим

Dare il gambetto

Короли таили цикуту, слоны – мышьяк, пешки – сулему. Лючия пожевала пастилку, благословляя рог нарвала, рог единорога и еще сотню ингредиентов териака, секрет которого ее мать хранила так же свято, как и рецепты фамильных ядов. Насколько важны в интригах капли смертоносной отравы, настолько же не обойтись и без противоядий: народ нынче пошел ох и подозрительный! Так и норовят плеснуть из своего бокала в твой… Но что мешает и собеседнику позаботиться о том же? О защите, о броне против ядовитого жала?

Лючия искоса метнула взгляд в Бертолло. Кардинал задумался – сердце молодой женщины стукнуло раз, другой – и двинул коня наперерез белому воинству. Бледная холеная рука прикоснулась к резному великолепию черного жеребца и настойчивой лаской изящной кисти послала его вперед. Лючия дель Карро обольстительно изогнулась в кресле, в то время как ум лихорадочно просчитывал варианты многоходовой партии, шахматы в которой занимали далеко не самое важное место.

– Ваш ход, прелестница, – шепнул кардинал и улыбнулся, не разжимая губ.

Лючия в очередной раз поразилась, как он может говорить сквозь стиснутые зубы и почти не раскрывая рта – боится жало обнажить? Его особый присвист – свист мудрой, коварной змеи, предвидевшей логику противника на двадцать пять ходов вперед (и не только в шахматах!), превращал иных в соляные столпы.

«Это мой дом. Это шахматы, которыми играл мой дед», – Лючия облизнула губы, стараясь взять себя в руки.

Денис Давыдов

Селекционеры

Планета из космоса выглядела просто восхитительно: ярко-голубая, немного режущая глаз отраженным светом. Она притягивала взгляд своей чистой орбитой, не засоренной искусственными спутниками и прочим барахлом. Впрочем, таких планет на просторах Галактики можно было найти достаточное количество – изолированных и девственно новых, до которых еще не дотянулись руки прогресса, открывающих широкий простор для заработка всем, кто к этому прогрессу имел отношение.

Никчемный, по сравнению с планетой, корабль одинокой мошкой болтался на орбите уже вторые сутки. Как обычно бывает, отказала техника. Миллионы живых существ, бороздившие просторы космоса, прекрасно знали, что даже самая крутая механика из самых крепких сплавов, управляемая самыми быстрыми кремниевыми мозгами, может сбоить, а организмы из костей и мяса не имеют на это права, поэтому и работают надежнее любого робота.

Сутки назад релейные мосты энергоблоков внезапно испустили дух, и двум членам экипажа пришлось отчаянно бороться за спасение своего корабля. Благодаря богатому опыту, подкрепленному постоянной практикой, неуправляемое падение на поверхность планеты удалось предотвратить. Впрочем, космонавты уже привыкли к неожиданностям в своей работе, а внештатной ситуацией, скорее, считали нормальное функционирование всех систем, скрещивая в такие моменты пальцы.

Сегодня всё как раз шло по стандартному, в понимании большинства пилотов, режиму. Корабль не разваливался на части и не пытался подвергнуть опасности двух своих обитателей. Предельно изношенный и старый, он терпел изо всех сил, давая хозяевам шанс завершить дела на этой богом забытой планете и вернуться обратно к цивилизации.

– Ну что? – Прист лениво посмотрел на вошедшего в рубку космонавта, оторвав взгляд от монитора со спортивными новостями.

Михаил Ера

Удачная позиция

Снежная зимняя ночь опускалась на предместья Кракова. Запоздалые гуляки-шляхтичи спешили из города к своим усадьбам. Полная луна освещала едва заметные завьюженные дороги. Издали доносился протяжный волчий вой. В окнах домов еще горел свет, согревая душу уходящим во мрак санным путникам.

Лишь двухэтажный с покатой черепичной крышей особняк на самом отшибе выделялся полной темнотой. Внутри дома горели несколько свечей, но окна были плотно зашторены. В эту морозную ночь всего два человека находились в мрачном доме. Двое, отстраненные от всего земного. Двое, только телесно привязанные к миру живых. Полумрак небольшой комнаты был наполнен режущим глаза ароматом курящихся трав. На полу, у чаши с куреньями, подложив пятки под зад, сидел один из них. Он был полуобнажен. На чернявой голове его причудливым венком громоздились кости птиц и мелких животных, сплетенные шерстью из львиного загривка. На шее ожерельем висели прикрепленные к сыромятине крупные клыки. Лицо человека было сплошь выкрашено белой краской. На левой щеке от подбородка к уху намазаны две полосы красного цвета. Правая щека имела такие же, но черные полосы. Татуированные замысловатыми узорами и зубастыми мордами неведомых чудовищ руки, словно плети, лежали на коленях. Глаза были закрыты, а уста шептали что-то на странном гыкающем наречии. Сидя, он раскачивался из стороны в сторону, голос становился громче и звучал распевно. Тембр менялся от высоких писклявых нот до низкого, вибрирующего металлического звучания. Постепенно раскачивания становились более размашистыми, круговыми. Теперь и руки участвовали в неведомом танце – поднятые над головой, они вились, будто змеи.

В углу комнаты, на плетеном ивовом топчане, навзничь лежал второй мужчина. Глаза его были закрыты, обнаженный торс и чисто бритое, искаженное болевой гримасой лицо покрывала испарина. Он бредил. Несвязная речь его то затихала, то вырывалась истошным криком. Судорожная дрожь поражала тело. Вскоре душераздирающий вопль его заглушил собой волчий вой.

Испуганные лошади перешли в галоп. Кучера крестились, оглядываясь на страшный особняк, пьяные шляхтичи закутывались с головой в тулупы. Скорее прочь из Кракова: от волка ружье сбоку, а от колдуна душу уберечь нечем…