Планета приключений

Вэнс Джек Холбрук

Опасные приключения ожидают астронавта Адама Рита на планете Тскей, вращающейся вокруг незаметной звезды Карины 4269. Множество инопланетных рас, обосновавшихся на этой планете, уже сотни тысяч лет воюют друг с другом. Удивительные негуманоиды, различные человеческие племена — все смешалось в единый клубок интриг вокруг отважного землянина.

Книга первая

Город Обмана

Пролог

С одной стороны от «Исследователя 4» ярко пылала тусклая звезда Карина 4269 — обыкновенная К2; с другой — висела серо-коричневая планета, спрятавшаяся под одеялом атмосферы. Незаметную планету, которая была немного больше Земли, сопровождала пара маленьких лун с малым периодом обращения. Но людей на борту «Исследователя 4» эта звездная система удивила и очаровала.

В переднем отсеке управления собрались капитан третьего ранга Мэйрин, первый помощник Дел, второй помощник Валграв — все трое аккуратные, подтянутые, одетые в одинаковые белые костюмы. Они по-приятельски, бесцеремонно беседовали в полусаркастической-полушутливой манере, словно родные братья. Через сканоскопы — ручные бинокулярные фотоумножители, способные невероятно увеличивать изображения, — они рассматривали планету.

— Случайно замеченная, пригодная для жизни планета, — сказал Валграв.

— Если сигналы исходили отсюда, мы почти автоматически можем отнести этот мир к обитаемым, — развил тему первый помощник Дел. — А то, что она обитаема, следует из того, что она пригодна к жизни.

Капитан Мэйрин сухо усмехнулся:

Глава первая

Разведывательная шлюпка, которую подхлестнула взрывная волна, задрав нос, метнулась к серо-коричневой планете. Адама Рита и Пауля Ваундера стало швырять от переборки к переборке по каюте управления.

Рит, наполовину не сознавая, что делает, ухитрился ухватиться за пиллерс. Подтянувшись к панели управления, он ударил по выключателю стабилизатора. Вместо тихого гудения послышалось шипение и грохот. Постепенно дикая свистопляска прекратилась.

Рит и Ваундер вернулись на свои места.

— Ты видел то же, что и я? — спросил Рит.

— Торпеду.

Глава вторая

Рит проснулся от блеска пламени и шума голосов. Над ним раскинулся темный балдахин, а выше — небо, полное звезд. Кошмар оказался реальностью. Сцена за сценой, ощущение за ощущением, Рит постепенно вспомнил все, что с ним случилось. Теперь он лежал на тюфяке, сотканном из тростника, от которого исходил полурастительный, полуживотный кисловатый запах Его рубашка была снята, какая-то белая конструкция сковала его плечи, Она фиксировала в неподвижности сломанные кости. Рит поднял голову и огляделся. Движение принесло ему боль. Он лежал под навесом из металлических шестов, на которые была натянута ткань. «Еще один парадокс», — подумал Рит. Металлические шесты говорили о высоком технологическом уровне; оружие и манеры людей выглядели совершенно варварскими. Рит попытался повернуться и посмотреть на костер, но усилие вызвало у него страшную боль, и он лег назад.

Лагерь находился на открытой местности — это Рит понял по расположению звезд. Он пожалел о своем пакете с предметами первой необходимости в катапультировавшемся кресле. К большому его сожалению, сидение и пакет остались висеть на дереве. Теперь он мог рассчитывать только на себя самого — качество, которое ценили у разведчиков. Рит всегда педантично посещал занятия, с рвением изучая все предметы в академии. Он усвоил основы лингвистики и теорию общения, астронавтику, основы космических и энергетических технологий, биометрию, метеорологию, геологию, токсикологию. Слишком многое из этого было просто теорией. Дополнительно он обучался тому, как на практике выжить при любом стечении обстоятельств; изучал оружие, рукопашный бой, знал, как добыть пропитание в критической обстановке, сделать снаряжение из подручных материалов и ходить под парусом. Он умел водить космические корабли, чинить электронные приборы. Раз его не убили, пока он был беспомощен, как поступили с Паулем Ваундером, он будет жить… но с какой целью? Его шансы вернуться на Землю бесконечно малы… отчего интерес Рита к планете, на которой он оказался, сразу возрос.

Тень упала на лицо астронавта. Он увидел юношу, который спас ему жизнь. Юноша опустился на колено, предложил Риту миску с грубой, жидкой кашей.

— Благодарю, — сказал Рит. — Но думаю, что не смогу есть. Я слишком беспомощен в этом лубке.

Юноша наклонился вперед и заговорил отрывисто и грубо. Рит подумал, что лицо молодого варвара слишком уж строгое и напряженное для мальчика, которому не больше шестнадцати.

Глава третья

Траз проснулся. Он сонными глазами посмотрел на Рита и быстро встал.

Рит тоже поднялся. По негласному соглашению они отправились на северо-запад. Время шло к полудню, солнце медным диском тускнело на сланцевом небе. Воздух был приятно прохладным, и в первый раз, с тех пор как Рит приземлился на Тскейе, у него было хорошее настроение. Он выздоровел, забрал свое снаряжение; он знал направление, в котором исчезла его разведывательная шлюпка. Его положение значительно улучшилось.

Медленно шли путники через степь. Лес у них за спиной превратился в туманную полоску; горизонт был пуст. Поев в полдень, они немного поспали. Потом, проснувшись далеко за полдень, они отправились на северо-запад.

Солнце утонуло за грядой низких облаков, оттенив украшением из тусклого серебра вершину своего пылающего диска. В степи негде было укрыться; и лучшего ничего нельзя было сделать, как идти вперед.

Ночь выдалась тихой и спокойной; путешественники слышали, как далеко на востоке завывали ночные гончие.

Глава четвертая

Рит проснулся с ощущением неизбежной беды, которое раньше в космосе никогда не испытывал. Когда он понял, откуда взялось это чувство… то с удивлением обнаружил, что его источник — девушка и Жрицы Женского Таинства. Рит долго лежал нахмурившись, разглядывая гипсовый потолок. Зачем ему эта девушка?! Такую глупость он не мог понять!

Спустившись в общую комнату, он съел миску каши, поданной одной из дочерей хозяина постоялого двора, потом пошел посидеть на скамье, изнывая от желания взглянуть на плененную красавицу.

Появились жрицы, ведя за собой девушку. Они внимательно следили за тем, чтобы никто не подступился к ней ни справа, ни слева.

Через полтора часа они вернулись во двор и пошли поговорить с одним из маленьких людей, из тех, что пришли с холмов. Человек, с которым они говорили, лишь посмеивался и подобострастно кивал. Глаза его сверкали в благоговейном страхе.

Иланты толпой вышли из общей комнаты. Оглядев жриц и злобно посмотрев на девушку, они пересекли двор, подошли к прыгающим лошадям и начали срезать роговые наросты с их серо-зеленых шкур.

Книга вторая

Слуги Ванкхов

Предварительная информация

В двухстах двенадцати световых годах от Земли висит затянутая туманностью желтая звезда Карина 4269 с обыкновенной планетой — Тскей. Прибывший в поисках источника таинственных радиосигналов разведывательный корабль «Исследователь 4» был уничтожен. Единственного выжившего космического разведчика Адама Рита спас Траз Самец — юноша-вождь кочевников Эмблем.

В первую очередь Адам Рит хотел вернуться на Землю с новостями о Тскейе и его странном населении. Во время поисков своей космической шлюпки к нему присоединился Траз, потом один Анкхе из афрама Анахо — беглец из Людей Дирдиров.

Тскей, как узнал Рит, был планетой, где издавна шли войны между тремя расами, повелевающими этой планетой: Дирдирами, Чашами и Ванкхами. Каждая раса имела свою территорию с обширными охотничьими угодьями, отданными кочевникам, беглецам-дезертирам, бандитам, отдельным феодалам и более или менее цивилизованным общинам людей. Туземцы Тскейя — расы, ведущие уединенное существование: Фанги и Пнумы — существа, живущие украдкой, обитающие в пещерах, туннелях и коридорах под разрушенными городами Тскейя.

Каждая из инопланетных рас связала договором или поработила людей, которые через тысячи лет эволюции стали напоминать своих хозяев. Ныне на Тскейе существуют Люди Дирдиров, Люди Чашей, Люди Ванкхов, Род Пнумов и еще много других человеческих рас.

Вначале Рит удивлялся присутствию человека на Тскейе. Однажды вечером в караван-сарае «Мертвая степь» Человек Дирдиров Анахо объяснил землянину:

Глава первая

В двух тысячах миль от Перы, в сердце Мертвой степи, покачивался небесный плот. Мгновение он плыл ровно, а потом неожиданно начал дергаться и брыкаться в самой зловещей манере. Адам Рит мрачно посмотрел на корму, потом пробежал к пульту управления на бельведере. Подняв спиральный бронзовый кожух, он перебрал свитки, покрытые разноцветными штрихами — насмешливыми каракулями, словно назло маскирующими схему машины

[2]

. Потом Рит присоединился к Человеку Дирдиров — Анкхе из афрама Анахо.

Рит спросил:

— Ты знаешь, что тут не так?

Анахо ущипнул себя за бледный нос, пробормотал что-то вроде «старомодное устройство Чашей» и «вот с чего начинается безумная экспедиция». Рит, привыкший к слабостям Человека Дирдиров, решил, что он слишком тщеславен, чтобы признаться в собственном невежестве, слишком презрителен, словно избегает столь грубых знаний.

Плот снова задрожал. Одновременно из четырехугольного ящика черного дерева сбоку от машинного отсека послышался тихий, режущий ухо шум. Анахо надменно легонько постучал по нему пальцами. Скрип и дрожь исчезли.

Глава вторая

Некоторое время они двигались на юг вдоль реки Набиги, держась в нескольких футах над водной гладью. При таком режиме работы от испорченного механизма требовались минимальные усилия. Набига свернула на восток, отделяя Мертвую степь от Степи Человека, а плот продолжал лететь на юг через необитаемую местность, поросшую мрачными лесами, болотами и трясинами. Через день они снова очутились над степью. Один раз они увидели вдали караван — колонну повозок с высокими колесами и дома-фургоны. В другой раз они натолкнулись на банду кочевников, носивших красные головные уборы из перьев. Разбойники неистово скакали по степи наперехват путешественникам, но быстро отстали.

Ближе к полудню путешественники с трудом перевалили через гряду коричнево-черных холмов. Плот скрипел и стонал. Механизм под кожухом черного цвета испускал зловещие, скрежещущие звуки. Рит вел плот низко, задевая вершины черных деревьев-папоротников. Скользнув через гряду холмов, плот на низкой высоте пролетел над лагерем прыгающих существ, одетых в белые робы, — определенно людей. Вначале они попадали на землю, потом, выкрикивая оскорбления, выстрелили из мушкетов вслед плоту.

Всю ночь путешественники летели над густым лесом, но только утром смогли его рассмотреть: черно-зелено-коричневый ковер покрывал Степь Человека до самого горизонта. Траз провозгласил, что степь заканчивается за холмами. Лес, что простирался сейчас под ними, назывался Великим лесом Дадуз. Анахо снизошел решить спорный вопрос и, проведя по карте, составленной различными топографами, длинным белым пальцем, доказал свою точку зрения.

Траз стал печальным и угрюмым.

— Это Великий лес Дадуз. В те времена, когда я носил Самца среди Эмблем

[4]

, я дважды водил племя сюда для сбора трав и красок.

Глава третья

Крепко пришвартованный, широкий посередине, с высоким узким носом, и возвышающийся замком кормой ког «Варгаз», как и все остальное на Тскейе, выглядел чересчур важно, и немного драматично: линии корпуса изящны, бушприт воткнут в небо, паруса заштопаны на скорую руку.

Цветок Ката на борт «Варгаза» молча сопровождали Рит, Траз и Анахо из Людей Дирдиров. Следом шел носильщик, который нес ее багаж.

Полчаса спустя на причале появился Дордолио. Мгновение или два он оценивающе рассматривал «Варгаз», потом поднялся по сходням. Он быстро переговорил с капитаном, бросил кошелек на стол. Капитан нахмурившись посмотрел из-под густых темных бровей, думая о чем-то своем, открыл кошель и, пересчитав цехины, обнаружил недостачу, на которую указал. Дордолио с тяжелым вздохом потянулся к своему поясу, нашел требуемую сумму, и капитан, ткнув пальцем, указал на кормовую надстройку.

Дордолио потянул себя за ус, воздев глаза к небу. Он подошел к сходням и сделал знак паре носильщиков, которые принесли его багаж. Потом, формально кивнув Цветку Ката, подошел и встал у дальних перил, мрачно глядя на Дван Зхир.

На борт поднялось еще пять пассажиров: маленький, жирный торговец в мрачном темном кафтане и высокой цилиндрической шляпе; человек с Острова Облака, с супругой и двумя дочерями — молодыми, хилыми девушками с бледной кожей и оранжевыми волосами.

Глава четвертая

На заре ветра не было. Небо цветом напоминало скорлупу птичьего яйца — цвета беж и голубое и серое у горизонта, бледно-серо-синее в зените.

Завтрак, как обычно, состоял из грубого хлеба, соленой рыбы, консервированных фруктов и крепкого чая. Компания сидела молча, каждый предавался собственным мыслям.

Цветок Ката опоздала. Она молча скользнула в салон и заняла свое место, вежливо улыбнувшись налево и направо. Ела она, задумавшись о чем-то своем. Сбитый с толку, Дордолио наблюдал за ней.

С палубы в кают-компанию заглянул капитан:

— День спокойный. К ночи соберутся облака и будет гроза… Что будет завтра? Никто не может сказать. Необычная погода!