Вечная жизнь

Вэнс Джек

1

Кларжес, последний город планеты, растянулся на 30 миль вдоль северного берега реки Шант, невдалеке от места ее впадения в Океан.

Кларжес — древний город. Монументы, здания, таверны возрастом от двух до трех тысяч лет встречались на каждом шагу. Жители города обожали эти связи с прошлым, у них возникало мистическое ощущение бесконечности жизни. Однако они были членами общества свободного предпринимательства и это заставляло их постоянно вводить новшества. В результате Кларжес стал причудливой смесью древности и модерна.

Еще никогда не существовало города, который мог бы сравниться с Кларжесом по величественности и мрачному великолепию. В районе Мерсер возвышались башни, как драгоценные турмалины, такие высокие, что своими шпилями они вонзались в небо. Вокруг располагались роскошные магазины, театры, великолепные дома. А затем начинались предместья, производственные районы, которые уходили далеко за горизонт. Наилучшие места — Балиас, Эрдистон, Вандун, Подоблачный Замок — находились на северных склонах холмов. А с юга их омывала река. Все тут кипело жизнью, движением. Миллионы окон отражали солнечный свет, по бульвару проносились машины, в воздухе виднелись аэрокары, авиетки. Мужчины и женщины проходили по улицам с деловым видом, не теряя времени понапрасну.

За рекой лежала Глэйд Каунти — обширная территория, непригодная для жизни. Там не росло ничего, кроме приземистых ив и колючих кустов. Глэйд Каунти не имела никакого права на существование. Однако в нее входили 600 акров, которые занимал Карневаль.

Карневаль! Это поистине драгоценность, пышный цветок на сером безжизненном фоне Глэйд Каунти. Все 600 акров его территории были расцвечены всеми цветами радуги. Там находились все возможные средства развлечения и увеселения.

2

Гэвин Вэйлок выругал себя. Из-за этого красивого личика он забыл о своей бдительности, о которой не забывал все семь долгих лет.

Джакинт могла только предполагать, что происходит в голове Вэйлока. Маска скрывала его лицо, но руки судорожно сжимали листок, когда он его читал, и пальцы дрожали, когда он его складывал…

— Твое самолюбие ранено? — спросила Джакинт.

Глаза Вэйлока сверкнули из прорезей маски. Но когда он заговорил, голос его был спокойным.

— Немного. Давай посидим немного в Памфилии.