Охота на Пушкина

Верещагин Павел

Герои Верещагина — временами смешные, временами трогательные — твердо уверены, что они отлично знают, в чем смысл жизни, что они приспособились к реалиям времени и крепко стоят на ногах. Но коллизии, подстроенные для них автором, неизбежно возвращают персонажей книги к началу — к вечному поиску смысла. Автор умеет закрутить авантюрный сюжет. Однако не менее увлекательны страницы, на которых, казалось бы, ничего не происходит — даже тут читатель неотрывно следит за историей, рассказанной умелым, наблюдательным и очень неглупым рассказчиком.

Как-то субботним утром стоял Валерка Платов у окна, смотрел во двор и думал о том, как все-таки по-разному устроены люди. В том смысле, что одни — как-то сами собой знают, что можно делать, а чего нельзя. А другим нужно каждый раз объяснять, что хорошо, а что плохо, да еще все время за ними приглядывать, чтобы они делали только то, что хорошо, а что плохо — не делали.

Одни, например, с детства знают, что брать чужое — грех. Обижать ребенка или старика — стыдно. А наживаться за счет друзей — вообще беспредел. А другие — как будто никогда в жизни ничего такого не слышали.

Взять, например, лучшего друга Платова — Мишку Верещагина. Вот вроде бы Платов с Верещагиным — неразлейвода с самой армии. Столько всего вместе пережили. И если говорить по большому счету, то на Верещагина можно положиться. Но вот по мелочам…

Приехал к Платову в гости двоюродный брат из республики Коми — машину покупать. Потому что в Коми цены на машины высокие, а выбор небольшой. Как услышал про это Верещагин — так давай нахваливать свой старенький автомобиль. Мол, не машина у него, а ласточка! Второй десяток лет на исходе, а новым — сто очков вперед даст! Летает как ракета. И цвет привлекательный. И марка самая надежная. При том, что совсем недавно Верещагин жаловался Платову: машина на ладан дышит, денег на ее ремонт уходит прорва, хорошо бы ее поменять, да трудно найти дурака, который бы ее купил. А тут вдруг заливается соловьем.

— Не машина, а метеор! — с жаром говорит Верещагин. — С перекрестка рванет — не то что «Жигули» — все «мерседесы» отдыхают.