Пчелиный волк

Веркин Эдуард

Место, где сбываются мечты. Страна осуществившихся желаний. Эльдорадо. Каждый хочет попасть туда. Хоть на часок. Каждый хочет увидеть. Хоть одним глазком. Это лучшее, что есть у людей.

Однако мечтой интересуются не только мечтатели. На секретной базе в глухой тайге уже готовится спецгруппа, цель которой – проникновение в Страну Мечты. Захват. Порабощение. Включение в ареал экономических интересов.

Но вторжение в Страну Мечты не будет легкой прогулкой. Потому что есть еще люди… Есть еще люди, гномы, эльфы, механические псы, драконы. И многие другие. Те, кто готов сражаться.

А пока Мечта под угрозой.

Пока приключения продолжаются…

ЧАСТЬ I

Дверь

Глава 1. Убей василиска!

Они меня бесят.

Все.

Дрюпин, Седой, Сирень. Ван Холла не было, он вообще редко бывает, только по делам особой важности, но все равно бесит.

Дрюпин и Сирень сидят прямо передо мной. Седой, как руководитель проекта, за спиной. Наблюдает за нами типа. А сам только и делает, что пилюли синенькие глотает. Суперпилюли от суперукачивания. Нам пилюли не дает – они, вроде того, снижают скорость реакции. Остроту. Поэтому мы страдаем.

Сирени плохо. Но виду не подает, опустила забрало шлема, видно только подбородок. Подбородок дергается.

Глава 2. Глаза утконоса

Фауна Австралии небогата, но весьма причудлива. Сумчатые волки (на настоящих волков не похожи совершенно, какие-то худые дворняги, честное слово), сумчатые крысы (эти на настоящих похожи), кенгуру, тоже, кстати, сумчатые. Вомбат. Ехидна и утконос, они откладывают яйца в теплый донный ил, в глину и, кроме Австралии, нигде больше не водятся, такие вот привереды.

Динго, одичавшая собака австралийских каторжников.

Я долго думал и пришел к выводу, что это все-таки динго. Динго меня воспитали, они. А кто еще? Кто еще мог это сделать? Кенгуру, вомбат и уж тем более утконос этого сделать никак не могли, они себя-то толком воспитать не могут. Достаточно взглянуть на утконоса – это же готовый персонаж из фильма про то, как люди с отставаниями в умственном развитии решили построить лимонадный завод.

Погляди в глаза утконоса, тебе все станет ясно. Даун, настоящий даун.

Так вот.

Глава 3. Киборги не воняют

– Это недопустимо! – кричит Седой и бьет ключом по столу. – Это просто недопустимо!

Разбор полетов. Я, Дрюпин и Сирень сидим на неудобных железных стульях. Перед нами на таких же неудобных стульях за столом сидят Седой, Варгас, командир десантников Гришин. Варгас и Гришин втихаря играют в «камень, ножницы, бумага», Седой распекает нас, размахивая руками.

Сбоку большой экран. На экране демонстрируется фильм про наши вчерашние приключения. Снято сверху, наверное с беспилотного вертолета. Я вижу себя. Я крадусь вдоль гаража с револьверами в руках. У меня глупо-свирепое выражение лица, вот уж никогда не думал, что я хожу по миру с таким лицом. Надо над собой работать.

– Вчерашние испытания показали, что вы совершенно не готовы! – почти визжит Седой. – Мало того, что вы чуть не снесли с лица земли населенный пункт, так вы чуть не погибли сами!

И снова ключом по столу.

Глава 4. Дрюпин-компакт

На «Я» имен не так уж и много.

Яков. Английская революция вспоминается, ну, или сын Сталина, которого на Паулюса не поменяли. Немного.

Яша.

Ну да, Яков – это Яша и есть.

Ярополк. Киевская Русь. Ярополк, кажется, Окаянный. Или то Святополк? Оба наверняка были хороши. Бразерам нож в носоглотку кирдык… Нехороший человек.

Глава 5. Молоко бегемота

– Встать! – рявкнул сикх.

Я послушно поднялся со стула. Придурок в полевой форме сикхского спецназа армии Индийской республики медленно направился ко мне.

– Кто твои сообщники?

– Я не знаю… – я почти плакал, – не знаю, про каких сообщников вы говорите…

Я совершил над собой зверское усилие воли и заревел.

ЧАСТЬ II Держатель ключа

Глава 1. Буйвол для пираний

Я воткнулся в густую, пахнущую палеозойским периодом грязь.

Прибытие состоялось.

Падайте в обморок, осаживайте зубастых лошадянов, кидайте в воздух чепчики с тончайшими кружевами, пейте валерьянку – моя нога ступила на благословенную землю Планеты Х!

Место, Где Я Узнаю Правду.

Вообще мне хотелось прибыть не так. Героически мне хотелось прибыть. С грохотом. Хорошо бы с ударом молнии, с симпатичным локальным землетрясением. Хорошо бы еще чтобы музыка величественная играла, «Так говорил Заратустра», ну, или «Полет валькирий» на крайний случай. Да, нормально бы было это.

Глава 2. Пожирание бубна

Суша продолжалась третий день. Мы тащились по большому, даже, наверное, по бескрайнему полю. Раньше поле было засеяно пшеницей, теперь нет. Пшеницу и сейчас можно было еще отыскать между крепкими и мясистыми стеблями травы, напоминавшей гигантскую лебеду.

– Раньше было много таких полей, – взгрустнул Коровин. – И все пшеница, пшеница…

– Закрома родины, – сказал я.

– Типа того. Хорошая была пшеница, гномы из нее чего только не делали, даже свиней откармливали. На четыре килограмма пшеницы один килограмм свинины. А пшеница все росла и росла. Сейчас, как видишь, пшеницы больше нет. Елочка-елочка, где твои иголочки… Гномы готовили изумительный пудинг, слоеный пирог с перепелами…

И Коровин принялся рассказывать, какой именно слоеный пирог приготовляли гномы, отчего у меня в животе немедленно началось возмущение. Я попробовал зажевать возмущение пшеничными зернами, но зерна оказались горькими – потихонечку пшеница смешивалась с окрестной лебедой и набиралась горечи.

Глава 3. Краткий курс истории Планеты Х в изложении бывшего эльфа Коровина, или Воскрешение памяти

Кроме шишек на лысине Коровина и ушибленного яблоком Доминикуса, с утра ничего необычного не было.

Обычное утреннее бурчание в животе, тотальная ненависть, все по полной программе. Поле лебеды, которое меня начало уже изрядно доставать. И отсутствие информации, которое надо было срочно восполнить. Я решил, что сегодня, нет, даже не сегодня, а сейчас, со мной произойдет частичное воскрешение памяти. Оглядевшись, я выбрал яблоко попомятей и поменьше, подкинул, а потом поймал на лоб.

Стукнуло небольно, я бы сказал, профилактически.

– Вспомнил! – радостно воскликнул я. – Я вспомнил!

– Ну, чего ты еще вспомнил? – недовольно проснулся Коровин.

Глава 4. Коровин и бог ветра

Медленно, но, видимо, верно мы продвигались к эльфийскому амбару. Когда амбар приблизился на расстояние выстрела из рогатки, Коровин остановился, подул на пальцы и сказал:

– Надо немножко замаскироваться. Я известен всей этой публике. Сам понимаешь, могут не одобрить.

– Бить будут как? – поинтересовался я. – С применением технических средств или по старинке?

Коровин не ответил. Юркнул рукой в рубище, извлек косичку. Косичка была сплетена из жестких длинных волос золотистого цвета. Кроме косички Коровин извлек еще кусок какой-то черной смолы, послюнявил ее, натер затылок и косичку приклеил.

– Совсем лысый эльф – это как-то…

Глава 5. Эвтаназия Оболваненных Лягушек

Часовой пролетел метра четыре, ударился об пол, подкатился к Энлилю. На ноги не поднялся. Энлиль кивнул. Двое ближайших эльфов подхватили стража под руки, оттащили к стене и прислонили в сидячем положении.

Затем ворота амбара открылись шире, и в помещение вошла команда. В черной лакированной броне, с круглыми щитами за спиной, с луками и изогнутыми короткими секирами.

Я сразу узнал эти секиры – те самые, с шипом на обухе, получекан этакий. Впрочем… Оружие еще ни о чем не говорит.

Их было человек шесть.

И все они были девчонками.