Паровой дом (пер. В. Торпакова)

Верн Жюль Габриэль

Середина XIX века. Трое английских джентльменов и присоединившийся к ним француз предпринимают путешествие по Северной Индии при помощи удивительного «Парового дома». Это выдающееся творение инженерной мысли обеспечит путешественникам необходимые удобства и комфорт в пути, но путешествие может оказаться не таким уж простым — в стране еще не утихли отголоски недавно подавленного восстания сипаев против английского владычества..

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава I

ЦЕНА ГОЛОВЫ

Такое объявление могли прочитать жители Аурангабада вечером 6 марта 1867 года.

Последнее имя — ненавистное, навеки проклятое одними и втайне восхищавшее других — отсутствовало в объявлении, не так давно повешенном на стене разрушенного бунгало

[4]

, что стояло на берегу Дудхмы.

Нижний край бумаги только что оторвала рука факира

[5]

, никем не замеченного на этом пустынном берегу. Вместе с обрывком исчезло и имя генерал-губернатора президентства Бомбея, наместника вице-короля Индии.

На что же рассчитывал факир? Возможно, срывая объявление, надеялся, что мятежнику удастся избежать преследования и ареста? Неужели он мог подумать, что столь ужасная слава исчезнет с обрывком бумаги?

Глава II

ПОЛКОВНИК МОНРО

— Что же вы, дорогой Моклер, ничего не говорите о своем путешествии? — спросил меня инженер Банкс. — Можно подумать, вы до сих пор не покидали Парижа! Как вам понравилась Индия?

— Индия! — ответил я. — Чтобы более или менее верно судить о ней, надо, по крайней мере, ее увидеть.

— Допустим, — согласился инженер, — но вы ведь только что пересекли весь полуостров от Бомбея до Калькутты и, если не слепы…

— Я не слеп, дорогой Банкс. Впрочем, во время этого переезда я был действительно… ослеплен…

— Ослеплен?..

Глава III

ВОССТАНИЕ СИПАЕВ

Попробуем в нескольких словах изобразить, чем была Индия в то время, к которому относится наше повествование, и в частности, что собой представляло грандиозное восстание сипаев. Некоторые сведения о нем необходимо здесь привести.

В 1600 году, в царствование королевы Елизаветы, в этой священной земле — Ариаварте

[31]

, с населением в двести миллионов человек солнечной расы

[32]

(из них сто двадцать миллионов исповедовали индуистскую религию) — обосновалась весьма почтенная Ост-Индская компания, известная под характерным английским названием Old John Company — Компания Старого Джона.

Сначала это было простое объединение торговцев, которые вели дела с Восточной Индией, во главе с герцогом Камберлендским.

К этому времени влияние португальцев в Индии, некогда значительное, начало ослабевать. Используя к своей выгоде такую ситуацию, англичане попробовали ввести в качестве первого опыта политическую и военную администрацию в президентстве Бенгалии, столица которого, Калькутта, стала центром нового правительства. Сперва 39-й полк королевской армии, присланный из Англии, занял Бенгалию. Отсюда и девиз, который он до сих пор носит на своем знамени, — Primus in India

[33]

.

Примерно в те же годы под покровительством Кольбера

[34]

была основана французская торговая компания, ставившая те же цели, что и лондонская. Конкуренция неминуемо породила конфликты и военное соперничество, о чем свидетельствуют успешные, а подчас и неудачные для французов сражения. Это подтверждают дюплексы, лабурдоннэ, лалли-толлендали

[35]

.

Глава IV

В ПЕЩЕРАХ ЭЛЛОРЫ

Эти слова оказались более чем верны. Принц махрат Данду Пант, приемный сын Баджи Рао, пейшвы Пуны, одним словом, Нана Сахиб, в то время, быть может, единственный оставшийся в живых вождь мятежных сипаев, сумел покинуть свое неприступное убежище в Непале. Отчаянный, смелый, он привык к внезапной опасности, умел ловко сбивать с толку преследователей и заметать следы; хитрый, как змея, он рисковал появляться даже в президентствах Декана, движимый острым чувством ненависти, удесятеренным кровавыми репрессиями, последовавшими за восстанием 1857 года.

Да! Это была смертельная ненависть, и Нана поклялся отомстить владыкам Индии. Он был наследником Баджи Рао, но, когда в 1851 году старый пейшва умер, компания отказалась выплачивать ему пенсион в восемь такиев рупий

[58]

, на что он имел полное право. В этом заключалась одна из причин той ненависти, которая в дальнейшем должна была привести к самым страшным последствиям.

Но на что же надеялся Нана Сахиб? Уже восемь лет, как бунт сипаев был окончательно подавлен. Английское правительство постепенно вытеснило почтенную Ост-Индскую компанию

[59]

и держало всю страну под властью более сильной, чем власть ассоциации торговцев, но сильной по-иному. И следов мятежа не осталось в рядах туземной армии, полностью реорганизованной на новой основе. Быть может, Нана надеялся на подъем национального движения в низших классах Индостана? Его планы скоро будут известны. Во всяком случае, теперь он знал, что в Аурангабаде известно о его присутствии, что генерал-губернатор сообщил об этом вице-королю в Калькутте и что его голова оценена. Было ясно, что ему нужно как можно скорее укрыться в надежном месте, чтобы сбить со следа агентов англо-индийской полиции.

Этой ночью, с 6 на 7 марта, Нана не потерял даром ни часа. Он прекрасно знал местность и решил добраться до Эллоры, расположенной в 25 милях от Аурангабада, чтобы там найти одного из своих сообщников.

Была темная ночь. Лжефакир, убедившись, что его не преследуют, направился к мавзолею, что возвышался на некотором расстоянии от города и был построен в честь мусульманского святого Ша-Суфи. Считается, что его мощи исцеляют болезни. В тот час в мавзолее все были объяты мертвым сном: и жрецы и паломники. Нана сумел пройти незаметно, не остановленный ничьим вопросом.

Глава V

СТАЛЬНОЙ ГИГАНТ

Я не знаю, что могло бы вызвать большее удивление прохожих, останавливающихся утром 6 мая на большой дороге, ведущей из Калькутты в Чандранагар, — мужчин, женщин, детей, как индусов, так и англичан. И, откровенно говоря, чувство глубокого изумления было вполне естественным.

В самом деле, на восходе солнца от одного из последних пригородов столицы Индии, между двумя плотными рядами любопытных, двигался странный экипаж, если это название применимо к удивительной машине, которая въезжала на берег Хугли.

Впереди, как единственная движущая сила состава, спокойно и размеренно шагал гигантский слон высотой в 20 футов, длиной в 30 футов и соответствующей ширины. Хобот его был полусогнут; как огромный рог изобилия, конец его вздымался в воздух. Позолоченные клыки торчали из огромной челюсти подобно двум угрожающим серпам. Его темно-зеленое странно пятнистое тело покрывала богатая яркая попона, отделанная золотой и серебряной филигранью и окаймленная бахромой с большими кистями. На спине у него возвышалось нечто вроде украшенной башенки, увенчанной круглым куполом в соответствии с индийской традицией; по бокам были вставлены большие круглые стекла, похожие на корабельные иллюминаторы.

Слон тащил за собой поезд из двух вагонов или даже настоящих домов, вроде бунгало на колесах, состоящих из ступиц и ободов. Эти колеса, нижней части которых не было видно, двигались в барабанах, наполовину скрывавших огромные двигательные аппараты. Гибкий мостик, смягчая движения на поворотах, связывал первый вагон со вторым.

Как мог один слон, каким бы сильным он ни был, тащить две массивные конструкции без всякого видимого усилия? Он это делал, однако, странное животное! Его мощные ноги поднимались и опускались автоматически, с механической регулярностью он немедленно переходил с шага на рысь, а между тем не было слышно голоса и не видно руки «махута»

[72]

.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава I

НАШ САНАТОРИЙ

«Неизмеримые творения» — это превосходное выражение, которое минеролог Хаюй применил для характеристики американских Анд, — не следует ли отнести его и к ансамблю горной цепи Гималаев, ибо человек еще не в силах измерить ее с математической точностью?

Такое чувство я испытывал при виде грандиозного горного массива, где полковник Монро, капитан Худ, Банкс и я должны провести несколько недель.

— Эти горы не измеримы, — сказал инженер, — так как их вершина считается неприступной, поскольку человеческий организм не может функционировать на таких высотах, где плотность воздуха недостаточна для дыхания.

Массив скальных пород — гранитов, гнейсов, слюдистых сланцев — длиной в 2500 километров тянется от 72° до 95° через два президентства, Агру и Калькутту, два королевства, Бутан и Непал, и представляет собой горную цепь, средняя высота которой на треть превышает вершину Монблана

[133]

. Он состоит из трех четко выраженных зон: первая высотой в 5 тысяч футов, с более умеренным климатом, чем нижележащая равнина, зимой дает урожай пшеницы, летом — урожай риса; вторая высотой от 5 до 9 тысяч футов, на ней весной тают снега; третья высотой от 9 до 25 тысяч футов покрыта толстым слоем льда, который даже в самый жаркий сезон не поддается воздействию солнечных лучей; через этот грандиозный нарост на земном шаре существует одиннадцать перевалов, некоторые из них пересекают горы на высоте 20 тысяч футов и, находясь под постоянной угрозой схода лавин и захвата их ледниками, разрушаемые горными потоками, позволяют пройти из Индии в Тибет лишь ценой невероятных усилий; над этим гребнем то в виде широких куполов, то ровные, как Столовая гора близ мыса Доброй Надежды, возвышаются семь или восемь острых пиков, часть из которых вулканического происхождения, пики доминируют над истоками Гхагхры, Джамны и Ганга; Дукия и Канченджанга поднимаются выше 7000 метров, Джодунга на 8000 метров, Дхаулагири на 8500, Чамулари на 8700

[134]  

, гора Эверест

[135]

возносит свой пик на 9000 метров, с вершины его глаз наблюдателя смог бы охватить пространство, равное целой Франции; наконец, даже такое мысленное нагромождение гор, как Альпы на Альпы и Пиренеи на Анды, не превзошло бы в масштабе земных высот этого колоссального пика вершин, которого, быть может, никогда не коснется нога самых смелых альпинистов, и все это называется горы Гималаи.

Первые ступени этих гигантских пропилей

Глава II

МАТИАС ВАН ГЁЙТТ

На следующий день, 26 июня, на заре меня разбудил гомон знакомых голосов. Я тотчас поднялся. Капитан Худ и его денщик Фокс громко разговаривали в столовой Парового дома. Я присоединился к ним.

В этот момент Банкс вышел из своей комнаты и капитан сказал ему звонким голосом:

— Ну что, друг Банкс, наконец-то мы прибыли в хорошую гавань. И на этот раз окончательно. Это вам не остановка на несколько часов, а долгая жизнь в течение месяцев.

— Да, мой друг Худ, — ответил инженер, — и вы можете охотиться сколько хотите. Свисток Стального Гиганта не станет напоминать вам о лагере.

— Ты слышишь, Фокс?

Глава III

КРААЛЬ

Смерть этого несчастного нас сильно взволновала, особенно принимая во внимание обстоятельства, при которых она случилась. Следует заметить, что укус змеи-хлыста, одной из самых ядовитых на полуострове, неизлечим. Этот индиец стал еще одной жертвой среди тысяч людей, которые ежегодно погибают в Индии от укусов опасных рептилий

[147]

.

Говорят, — я полагаю, в шутку, — что раньше на Мартинике змей не было и что будто бы англичане специально их туда завезли, когда были вынуждены отдать этот остров Франции. Может, и французы отплатили им тем же, когда оставили свои завоевания в Индии? Но это было бы бесполезно, так как природа, надо признать, в этом отношении оказалась гораздо более расточительной.

Тело индийца под воздействием яда быстро разлагалось, и нужно было немедленно приступать к его захоронению. Его спутники занялись этим, закопав покойника в довольно глубокую яму, чтобы дикие звери не могли до него добраться.

Как только скорбная церемония закончилась, Матиас ван Гёйтт пригласил нас в свой крааль — приглашение было принято с готовностью.

Через полчаса мы дошли до стоянки зверолова. Устройство ее оправдывало название «крааль», которое употребляют колонисты юга Африки.

Глава IV

КОРОЛЕВА ТАРРИАНИ

Это высказывание поставщика зверей зоопаркам положило конец нашему визиту в крааль. Пора было возвращаться в Паровой дом.

В общем, капитан Худ и Матиас ван Гёйтт расстались не лучшими в мире друзьями. Если один из них хотел перестрелять диких зверей в Тарриани, то другой хотел их переловить, а между тем зверей там вполне хватало, чтобы удовлетворить аппетиты обоих.

Тем не менее мы решили поддерживать добрые отношения между краалем и курортом. Будем информировать друг друга об интересных экспедициях. Чикари Матиаса ван Гёйтта понимали толк в такого рода экспедициях и, хорошо зная окрестности Тарриани, были готовы оказать услугу капитану Худу и ознакомить его со звериными тропами. Зверолов любезно предоставил их, в частности Калагани, в его распоряжение. Этот индус, хотя и недавно вошел в персонал крааля, проявил себя толковым следопытом, на него полностью можно было положиться.

В свою очередь, капитан Худ обещал помочь, насколько будет в его возможностях, поймать зверей, недостающих коллекции Матиаса ван Гёйтта.

Прежде чем уйти из крааля, сэр Эдуард Монро, не рассчитывая, как видно, часто посещать его, еще раз поблагодарил Калагани, который своим вмешательством спас его, и сказал, что тот всегда будет желанным гостем в Паровом доме.

Глава V

НОЧНОЕ НАПАДЕНИЕ

Отъезд полковника погрузил нас в состояние живейшего беспокойства. Он явно был связан с прошлым, которое мы считали забытым навсегда. Но что же делать? Броситься по следам сэра Эдуарда Монро? Мы не знали даже, в какую сторону он уехал, какой точки непальской границы собирался достичь. С другой стороны, мы не могли не признать, что если он ничего не говорил Банксу, то это потому, что опасался вмешательства своего друга и хотел избежать его влияния. Банкс явно сожалел, что отправился с нами в эту экспедицию.

Оставалось смириться и ждать. Полковник Монро конечно же вернется до конца августа — это был последний месяц, который мы собирались провести в лагере, прежде чем поехать на юго-запад, в Бомбей.

Калагани, которому Банкс сделал перевязку, остался в Паровом доме лишь на сутки. Его рана должна была быстро затянуться, и он ушел от нас, чтобы вернуться к своей работе в краале.

Начало августа ознаменовалось проливными дождями, стояла погода, способная вызвать насморк даже у лягушек, как говорил капитан Худ; однако в целом август обещал быть менее дождливым, чем июль, а стало быть, более благоприятным для наших экскурсий в Тарриани.

Между тем отношения с краалем продолжали поддерживаться по-прежнему. Матиас ван Гёйтт постоянно проявлял свое неудовольствие. Он тоже рассчитывал покинуть лагерь в первых числах сентября. Однако его зверинцу недоставало еще льва, двух тигров и двух леопардов, и он спрашивал себя, удастся ли ему пополнить свою коллекцию.