Болид

Верн Жюль

Первоначальный вариант романа «Охота за метеором», подготовленный Оливье Дюма.

Глава первая,

в которой мировой судья Джон Прот выполняет одну из самых приятных профессиональных обязанностей, прежде чем вернуться в свой сад

Нет ни малейших причин скрывать от читателей, что город, в котором произошла эта странная история, расположен в Виргинии,

[1]

в Соединенных Штатах Америки. Если читателям так хочется, мы назовем этот город Уэйстоном

[2]

и добавим, что расположен он в одном из восточных округов на правом берегу Потомака.

[3]

Однако нам представляется совершенно излишним уточнять местонахождение города, который бесполезно искать на самых подробных картах Соединенных Штатов.

Утром 27 марта того года

[4]

у жителей Уэйстона, проходивших по Экстер-стрит, вызывал удивление элегантный всадник, неторопливо скакавший взад и вперед по улице и в конце концов остановившийся на площади Конституции, недалеко от центра города.

Всаднику явно было не более тридцати лет. Вся его внешность соответствовала чистейшему типу янки,

[5]

отнюдь не лишенному своеобразного изящества. Выше среднего роста, он отличался пропорциональным крепким телосложением и правильными чертами лица. У него были русые волосы и каштановая бородка. Усов он не носил. Длинный сюртук спускался ему до колен, а сзади фалдами ложился на конский круп. Он гарцевал на лошади столь же ловко, сколь и уверенно. Его манера держаться свидетельствовала о том, что он был человеком не только решительных действий, но и способным поддаться первому порыву. Похоже, ему никогда не приходилось выбирать между желанием и страхом, что присуще не уверенным в себе людям. Прозорливый наблюдатель, конечно, заметил бы, что природное нетерпение довольно плохо скрывалось под маской холодности.

Но какие дела привели всадника в тот день в город, где никто его не знал и даже не мог припомнить, встречался ли с ним когда-либо прежде? Собирался ли он остановиться здесь на какое-то время? Так или иначе, он не походил на человека, ищущего гостиницу. Впрочем, единственная трудность заключалась бы только в выборе. В этом плане Уэйстон можно ставить в пример. Ни в одном другом городе Соединенных Штатов путешественник не встретит лучшего приема, лучшего обслуживания, лучшего стола и большего комфорта за вполне умеренную плату.

Но незнакомец, казалось, не был расположен останавливаться в Уэйстоне. Он, по всей вероятности, не обращал никакого внимания на самые заискивающие улыбки владельцев гостиниц.

Глава вторая,

в которой читатель попадает в дом мистера Дина Форсайта и знакомится с его племянником Фрэнсисом Гордоном и горничной Митс

— Митс… Митс!

— Господин Фрэнсис?

— Куда же подевался дядя Дин?

— Вот уж не знаю, господин Фрэнсис!

— Может, он заболел?