Удивительные приключения дядюшки Антифера

Верн Жюль

Как только дядюшка Антифер узнает точные координаты островка, на котором давным-давно зарыты завещанные его отцу (а значит и ему самому!) несметные сокровища, он тут же отправляется в путешествие за ними. Надо ведь всего лишь найти островок, выкопать сокровища и стать богатым. Или все окажется не так уж просто?..

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая,

в которой неизвестный корабль с неизвестным капитаном бороздит неизвестное море в поисках неизвестного острова

Капитан вышел из своей каюты и поднялся на мостик в шесть часов утра, 9 сентября 1831 года. На востоке занималась заря, солнце находилось еще за линией горизонта. Его отблески освещали подернутую рябью поверхность моря, тихо плескавшегося под утренним бризом

[1]

.

После спокойной ночи можно ожидать отличной погоды, одного из тех сентябрьских дней, которыми балует нас иногда на исходе жаркого лета климат умеренного пояса.

Капитан поднял подзорную трубу и направил объектив туда, где небо сливается с морем.

Глава вторая,

в которой даются некоторые необходимые пояснения

Пусть читателя не удивляет, что в этой главе на сцену неожиданно выходит паша Мухаммед-Али

[44]

. Как бы значительна ни была роль знаменитого паши

[45]

в истории Леванта, в нашем рассказе он фигурирует только потому, что знатный незнакомец, путешествующий на шхуне, находился во вражде с основателем нового Египта.

В ту пору Мухаммед-Али еще не пытался с помощью армии своего сына, Ибрагима-паши, завоевать Палестину

[46]

и Сирию

[47]

, принадлежавшие султану Махмуду

[48]

, повелителю обеих Турций: азиатской и европейской. Напротив, султана и пашу связывала дружба, так как последний оказал деятельную поддержку султану при покорении Морей, решительно подавив попытки восстановления независимости маленького греческого королевства.

На протяжении нескольких лет Мухаммед-Али и Ибрагим-паша спокойно жили в своем пашалыке

[49]

. Но, несомненно, эта зависимость, ставящая их в положение подданных Порты

[50]

, задевала их самолюбие, и они только и ждали повода, чтобы сбросить с себя веками тяготившие их оковы.

Глава третья,

в которой неизвестный остров превращается в несгораемый сейф

Капитан Зо приказал уменьшить парусность и отдал распоряжение рулевому. С северо-востока дул слабый утренний бриз. Шхуна шла к острову только под фоком

[74]

, марселем

[75]

и контра-бизанью

[76]

, убрав остальные паруса.

В то время как Камильк-паша, облокотившись на перила мостика, смотрел вдаль, капитан стоял впереди и со свойственной опытному моряку осторожностью вел шхуну к острову, не нанесенному ни на какие географические карты.

Здесь в самом деле могла таиться опасность. Разглядеть коварные рифы под спокойной гладью моря очень трудно. А каких-либо указаний на фарватер здесь не было и быть не могло. Казалось, к острову можно подойти совершенно свободно — рифов не видно. Боцман, бросавший лот, не обнаружил пока ничего, что внушало бы опасения.

Глава четвертая,

в которой читателю представляются два совершенно несхожих между собою друга — дядюшка Антифер и бывший судовладелец Жильдас Трегомен

Каждую субботу, часов около восьми вечера, дядюшка Антифер, попыхивая любимой короткой трубкой, переживал чувство сильнейшего гнева. А примерно через час, все еще багровый, но уже изливший злость на своего соседа и друга Жильдаса Трегомена, снова успокаивался. Что было причиной такой ярости? А то, что в своем старом атласе на одной из планисферных

[88]

карт, вычерченных по проекции Меркатора

[89]

, он никак не мог найти то, что ему нужно.

— Проклятая широта! — восклицал он.— Чертова широта! Но даже если бы она проходила через пекло Вельзевула

[90]

, я все равно должен проехать по ней из конца в конец!

В ожидании, когда сможет привести свой замысел в исполнение, дядюшка Антифер проводил ногтем по упомянутой широте. И вообще, вся карта, о которой идет речь, была истыкана карандашом и продырявлена циркулем, словно кофейное ситечко.

Глава пятая,

в которой Жильдас Трегомен с трудом удерживается, чтобы не противоречить дядюшке Антиферу

— Пришел наконец-то, лодочник!

— Я побежал сразу, как только ты меня позвал, старина…

— Долго же ты, однако, бежал!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава первая,

содержащая письмо Жюэля к Эногат с рассказом о приключениях, герой которых дядюшка Антифер

Как уныло выглядел дом на улице От-Салль в Сен-Мало, каким вымершим казался он с тех пор, как его покинул дядюшка Антифер! В какой тревоге проходили дни и ночи у обеих женщин — матери и дочери! Опустевшая комната Жюэля как бы осиротила весь дом; по крайней мере, такое ощущение было у Эногат. К тому же нет дядюшки и не приходит в гости Трегомен!

Наступило двадцать девятое апреля. Два месяца, уже два месяца прошло с того дня, как «Стирсмен» ушел в море, увозя трех малуинцев, пустившихся в авантюрный

[289]

поход — на завоевание сокровищ. Как проходит путешествие? Где они теперь? Удалось ли достигнуть цели?

— Мама… мама, они не вернутся! — твердила молодая девушка.

Глава вторая,

в которой читателю предоставляется возможность познакомиться с сонаследником дядюшки Антифера

Когда вы прибываете на тунисский рейд, вы еще не в Тунисе. Вам предстоит сперва сесть в туземную лодку и переправиться на берег в Ла-Гулетт.

В сущности, эту гавань нельзя даже назвать гаванью, потому что корабли не только большого, но и среднего тоннажа не могут подойти к набережной, где пришвартовываются только мелкие каботажные суда и рыбачьи баркасы. Парусные корабли и пакетботы бросают якорь в открытом море; и если горы прикрывают их от восточного ветра, то они совершенно беззащитны перед ужасными штормами и шквалами, налетающими с запада или с севера. Давно уже пора создать настоящий порт, чтобы в него могли заходить любые суда, даже военные, либо расширив порт Бизерты на северном побережье регентства, либо, наконец, прорыв десятикилометровый канал, прорубив косу, отделяющую озеро Баира от моря.

Следует добавить, что, добравшись до Ла-Гулетта, дядюшка Антифер и его спутники все еще не попали в Тунис. Им нужно еще пересесть в вагон поезда маленькой железнодорожной ветки Рубаттино, построенной итальянской компанией. Эта дорога, огибая озеро Баира, проходит у подножия Карфагенского холма, где высится французская часовня Святого Людовика

[296]

.

Глава третья,

в которой дядюшка Антифер получает до такой степени странное предложение, что вместо ответа обращается в бегство

— Могу я видеть банкира Замбуко?

— Да, если вы пришли по делу.

— По делу.

Глава четвертая,

в которой яростный поединок между Западом и Востоком заканчивается победой Востока

Можно сказать с полной уверенностью, что ни Жильдасу Трегомену, ни Жюэлю, привыкшим за последнее время к самым невероятным жизненным осложнениям, никогда и в голову не могло прийти, что они столкнутся с подобным фактом!

Дядюшку Антифера, этого закоренелого холостяка, прижали к стене! И как прижали! И к какой стене!… К стене брака! И если он хочет эту стену перескочить, то лишится своей доли неслыханного наследства!

Жюэль попросил дядю подробно рассказать о том, что произошло. И моряк рассказал, сопровождая слова залпами таких отборных проклятий, что они взрывались, подобно снарядам, к несчастью безвредным для Замбуко, защищенного стенами своего дома в мальтийском квартале.

Глава пятая,

в которой Бен-Омар получает возможность сравнить два способа передвижения — сухопутный и морской

В то время тунисской железнодорожной сети, ныне присоединенной к алжирской, еще не существовало. Наши путешественники рассчитывали воспользоваться в Боне железной дорогой, связывавшей провинции Константину, Алжир и Оран.

На рассвете дядюшка Антифер и его спутники покинули столицу регентства. Нечего и говорить, что банкир Замбуко был вместе с ними и что Бен-Омар и Назим также не опоздали на дилижанс.

Настоящий караван из шести человек! И эти люди точно знали, куда влечет их непреодолимая страсть к миллионам! Не было никакого смысла скрывать от Бен-Омара и Саука, что для поисков второго острова экспедиция направляется в широкий Гвинейский залив, в воды, омывающие область Лоанго.