Алмазная скрижаль

Веста А.

В течение ХХ века спецслужбы неоднократно отправляли на Север экспедиции в поисках следов Гипербореи. Экспедиции искали Алатырь-камень — алмазную скрижаль с начертаниями 147 букв славянской тайнописи. По преданию, этот кристалл способен улавливать энергию солнечного света, излучения Космоса, концентрировать и усиливать мысли людей, он мог стать основой биологической цивилизации будущего. Волхвы, тайные учителя и отшельники столетиями берегли древнейшую письменную традицию «Златая цепь». В возрожденном северном монастыре находят неизвестную книгу пророка Авеля, написанную этими древними письменами. Нашедший ее монах загадочно исчезает вместе с книгой. Столица встревожена чередой загадочных убийств. Преступления совершаются монстром, владеющим боевыми искусствами древности. Молодой сыщик идет по следам преступника, рискуя жизнью, обнаруживает тайную сеть черных магов, тесно связанных со спецслужбами.

Пролог

Логово было устроено под широким, разлапистым выворотнем, под навесом корней и седого мха. Зверь спал, положив на лапы тяжелую, лобастую голову. Это была огромная белая волчица, словно вышедшая из времен, когда еще жили на земле могучие звери-исполины. Резкий ветер ударил в тростник, вздыбил шерсть на загривке, и сразу откуда-то выпростался и забил ноздри резкий запах прелого пера, ружейной смазки и кислого пота.

На зверином языке эта яростно-жгучая смесь означала «человек, выстрел, страх». Двуногое существо было молодо и смертельно напугано. Это был мужчина. Женщины пахли иначе: влажно и густо, как свежевыловленная рыба. К запаху чужака не примешивалось и малой доли пороховой пыли, значит, охотник был вооружен новым, ни разу не стрелявшим оружием.

Волчица проснулась и глухо заворчала, с угрозой всматриваясь в лесную темень. Янтарные радужки глаз налились мраком. Но запах быстро ослабел и выветрился. Она взрыхлила подстил, зевнула и свернулась кольцом, спрятав нос в охвостье. К осени она опушилась твердым, густым подшерстком, взошедшим сквозь летнюю серебристую «волну». Спать было мягко и жарко.

Тяжело переставляя ноги в болотных сапогах, вдоль озерного берега брел человек. На рассвете тяжелый военный вертолет жабьей окраски выбросил его в мелкий соснячок между чарус — ледниковых озер. Страх впился в него сразу, едва стих за озером рев вертолетного движка и унялся смерч из сорванных листьев и ржавой хвои.

Глава 1

Звездный пес

— Сабурова Гликерия Потаповна, 38-го года рождения, — вывел следователь Вадим Андреевич Костобоков на сером картоне пропуска. — В Следственное….

Сабуром в его деревне звали злую колючку алоэ — Крокодилов цвет. Что-то занозистое и неувядаемое было в этой старинной фамилии.

Ну, следак, готовься к бою. Бабушка уже на проходной, посасывает колесико валидола, докучает пуленепробиваемому «милку». Настырная старушенция уже несколько раз записывалась на прием по поводу двух каверзных розыскных дел. Но то совещание затягивалось, то грозили военными действиями в столице немирные горцы, и свидеться с просительницей Костобокову не удалось.

Розыскные дела, переданные Костобокову на списание, удручали безысходностью и наличием какой-то угрюмой тайны. Пропавшие студенты уже полгода значились в розыске, и скромный детективный опыт подсказывал Костобокову, что дело, скорее всего, «висяк». Ближайшие пять лет его будут лишь перекидывать и тасовать. Но такие вот несносные, героические бабки, терпеливые и стойкие, как их прорезиненные боты, месяцами осаждают кабинеты и приемные, добиваясь никому не ведомой правды.

Готовясь к разговору, следователь вышел «перекурить», вернее подышать свинцовым туманом курилки. В конце коридора, на лестничном марше, квартировал почти круглосуточный мужской клуб, где в горчично-желтых и сизых клубах до поздней ночи торчало несколько завсегдатаев.