«Если», 2001 № 08

Вежинов Павел

Зеттел Сара

Бакстер Стивен

Хемри Джон Дж.

Пардом Том

Щербак-Жуков Андрей

Лэтнер Алексис Глинн

Купер Бренда

Нивен Ларри

Вукчевич Рэй

Горнов Николай

Харитонов Евгений

Гончаров Владислав

ФАНТАСТИКА

Ежемесячный журнал

Тематический номер, посвященный зарубежной космической фантастике

Содержание:

Павел Вежинов. КОГДА ТЫ В ЛОДКЕ…, рассказ

Сара Зеттел. ЧУЖАКИ, рассказ

Стивен Бакстер. НА ЛИНИИ ОРИОНА, рассказ

Джон Дж. Хемри. КАК ДОЛЕТЕТЬ ДО ЗВЕЗДЫ И ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО? статья

Том Пардом. СТРАТЕГИЯ СПАСЕНИЯ, повесть

Видеодром

*Тема

--- Андрей Щербак-Жуков. КИБЕРПАНК, УЖАСНЫЙ И ЛЮБВЕОБИЛЬНЫЙ, статья

*Рецензии

*Интервью

--- Наталья Милосердова. «СНИМАЮ КАРТИНУ О СОВРЕМЕННОСТИ». Интервью с Алексеем Германом

--- Дмитрий Байкалов. «ГЕРМАН — И НИКТО ДРУГОЙ». Интервью с Борисом Стругацким

Алексис Глинн Лэтнер. ЗАОБЛАЧНЫЙ ГРАД, рассказ

Бренда Купер, Ларри Нивен. ЛЁД И ЗЕРКАЛО, повесть

Рэй Вукчевич. ТОЛЬКО БЫ ДОБРАТЬСЯ ДО УРАНА…, рассказ

Конкурс «Альтернативная реальность»

*Николай Горнов. ПАРОХОД ИДЁТ В КРАНТЫ, рассказ

Евгений Харитонов. «РУССКОЕ ПОЛЕ» УТОПИЙ (окончание эссе)

Рецензии

Крупный план

*Владислав Гончаров. НОВАЯ ИУДЕЙСКАЯ ВОЙНА, рецензия на несуществующий роман Алексея Ильина «Дилетант», стр. 271-275

Фантариум

Курсор

Персоналии

Обложка Игоря Тарачкова к повести Тома Пардома «Стратегия спасения». 

«ЕСЛИ», 2001 № 08

Павел Вежинов

КОГДА ТЫ В ЛОДКЕ…

Уже второй день — по нашим земным часам — «Сириус» кружил вокруг этой проклятой луны, красной и гладкой, как огромный детский мяч. В сущности, мы называли ее луной только потому, что не знали, какое ей придумать название. Ее планета-мать представляла собой мертвое небесное тело, на котором, по мнению наших специалистов, никогда не было органической жизни. Где-то далеко в черном небе призрачно светило их зеленое солнце. И вообще, мы находились в одной из самых пустынных частей нашей галактики, где многое меня угнетало и внушало предчувствие беды. Я чувствовал, что и другие члены экипажа охвачены какой-то непонятной нервозностью, а это худшее, что может случиться на межпланетном корабле. Только наш командир был, как всегда, спокоен и уверен. В свои двести тринадцать биологических лет он выглядел все таким же неколебимым и мудрым — прямо как на плакате. Таких, как он, осталось не больше десятка — и, на мой взгляд, исключительно благодаря их чертовскому упорству. Большой совет по космическим исследованиям все еще посылал корабли для разведывательных полетов в различные части нашей галактики. Мы стоили человечеству невероятно дорого, почти каждый третий на Земле должен был трудиться во имя наших довольно бесплодных скитаний в пустоте. К тому же наш век все больше охватывал дух необъяснимого эпикурейства и равнодушия к науке. Наш командир относился к этому с молчаливым презрением, которое на борту корабля становилось не столь молчаливым…

Точно в пять часов на экране появилось его холодное худое лицо.

— В пять тридцать все ко мне! — приказал он.

— Слушаюсь, Пер…

Сара Зеттел

ЧУЖАКИ

Марго Ращ распахнула люк, ведущий в лазарет «Сорок девятого».

— Пол! — окликнула она, ощущая, как предчувствие беды все сильнее стискивает горло. Оттолкнувшись от края люка, она вплыла в белый стерильный модуль. И медленно перевела взгляд в центр, не желая верить тому, что открылось ее глазам.

Посреди модуля в воздухе зависло вялое и безжизненное тело Пола — широко раскрытые глаза, бледная кожа. Возле руки все еще парил шприц, обвиняюще указывая на труп иглой.

— Господи… — выдохнула Марго, нашаривая поручень.

С негромким шелестом включились вентиляторы. Слабый поток воздуха подхватил труп, увлекая его к дальней стене модуля. Марго уловила едкий запах экскрементов. Она едва не утратила с трудом обретенный самоконтроль, но бежать было некуда, а винить некого. Здесь находились только она, труп и плоский экран интерфейса для связи с корабельным искусственным интеллектом.

Стивен Бакстер

НА ЛИНИИ ОРИОНА

Наш корабль «Краткая жизнь горит ярко» оторвался от остального флота. Мы преследовали космическое судно призраков — и догоняли его.

Жилая гондола нашей «Краткой» была прозрачной, поэтому создавалось впечатление, будто капитан Тейд в своем большом кресле, и старшие офицеры, манипулирующие сложным оборудованием, и рядовые матросы, вроде меня, парят в пространстве. Ближайшее скопление молодых звезд испускало тусклое сияние, которое расцвечивали потоки мерцающих огней, обозначавших расположение оставшегося у нас за спиной флота. А чуть дальше сверкали новые звезды — Линия Ориона, находившаяся в шести тысячах световых лет от Земли. Она состояла из тысячи блистающих фонариков и тянулась вдоль внутренней границы спиральной ветви Ориона — а яркие взрывы отмечали места сражений, завершившихся многие годы назад.

Всего в нескольких кликах от нас сквозь космическое пространство, направляясь домой, мчался корабль призраков. Он напоминал клубок серебристых канатов, за которые цеплялись тысячи призраков. Мы видели, как они скользили вдоль канатов, не обращая внимания на пустоту окружающего космоса.

Призраки летели к маленькой и старой желтой звезде. Пэл, наш ручной академик, определил ее как звезду-крепость из-за необычности излучаемого света. Впрочем, чтобы заметить крепость, вовсе не нужно быть академиком. С борта «Краткой» я даже без оптических приборов видел, что звезду окружает светло-синяя клетка — открытая решетка со стойками длиной в миллионы километров, построенная призраками для каких-то своих целей.

Времени, чтобы глазеть по сторонам, у меня хватало. Мне исполнилось пятнадцать лет, и я служил простым матросом.

Дж. Хемри

КАК ДОЛЕТЕТЬ ДО ЗВЕЗДЫ И ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО?

Вопрос не праздный, хотя фантасты редко задумываются над ним, отправляя героев в межзвездные дали. Но, по снастью, один из них взял на себя этот труд. Предлагаем вниманию читателей компендиум статьи ученого и фантаста, уже выступавшего в журнале с рассказом «Если легонько подтолкнуть…» (см. «Если» № 10, 1998 г.).

Скажем сразу, гипотетические нуль-переходы, полеты в под-, над- и гиперпространствах, использование «черных дыр» и «червячных ходов» мы принципиально не рассматриваем. Обозначим проблему так: каким образом первые межзвездные корабли смогут проложить путь в глубоком космосе, где абсолютно все объекты не только пребывают в непрерывном движении, но по большей части находятся вовсе не на том месте, на котором видны издалека?

Интересно, что фантастов, уделивших немало внимания техническим и психологическим аспектам межзвездных путешествий в реальном времени и пространстве, гораздо меньше занимала проблема ориентации в глубоком космосе. А между тем она невероятно сложна, и удобнее всего рассматривать ее по аналогии с методами навигации, выработанными человечеством в процессе освоения Мирового океана.

Самый точный из старых морских методов, который иногда называют ПИЛОТИРОВАНИЕМ, базируется на визуальной информации о положении судна относительно определенных ориентиров. Навигатор выделяет на видимом берегу некие объекты, чьи координаты известны априори, и засекает направления на них с помощью компаса (данные радара менее точны, поскольку не всегда можно быть уверенным, что луч отразился именно от выбранного объекта). Далее на карту наносится несколько позиционных линий: в идеале они должны пересечься в одной точке, однако на практике обычно выходит многоугольник большей или меньшей площади, внутри которого и находится судно. Роковые ошибки метода проистекают преимущественно из неверной идентификации опорных береговых объектов.

НАВИГАЦИЯ ПО СЧИСЛЕНИЮ применяется при отсутствии видимости на какие бы то ни было объекты (в темноте, тумане, открытом океане): зная координаты исходной точки, скорость судна, направление движения и время пути, нетрудно вычислить свое место на карте. К сожалению, оно почти всегда удручающе далеко от реального! Ошибки бывают двух родов: ВНЕШНИЕ (неучтенное воздействие волн и ветра) и ВНУТРЕННИЕ (судно развивает меньшую скорость, чем вы предполагали, имеет тенденцию уваливать вправо и т. п.). В сложной ситуации (например, вблизи рифов) суммарная ошибка метода обычно бывает роковой.

Том Пардом

СТРАТЕГИЯ СПАСЕНИЯ

Мать и отец снабдили Моргана самым совершенным наследством. Правда, самым совершенным оно было в 2117 году. Родители взяли заем, заложив двадцать процентов всех своих будущих доходов, а на эти деньги заказали пакет услуг, включающий все генетические усовершенствования, которые хромосомы Моргана были в состоянии переработать, плюс два полных десятилетия программ послеродового развития.

Моргану перевалило за пятьдесят, когда его отец покончил с собой.

К тому времени Морган уже решил, что не сможет выжить в Солнечной системе, где половина человеческой популяции родилась с мозгами, железами и нервной системой, которые считались самыми совершенными в 2150 году. Поэтому каждую йену, франк и юрий, которые ему удавалось сэкономить, он вкладывал в самые безопасные инвестиционные программы. Через тридцать лет он снял со счетов весь тяжко накопленный капитал и купил на него двести акций астероидного хабитата — искусственного космического поселения. Группа разработчиков снабдила астероид термоядерными реакторами, плазменными двигателями, солнечными парусами и всем прочим, что позволит этому островку жизни разогнаться до девяти процентов скорости света. А Морган и еще три тысячи таких же выбывших из гонки и «недоразвитых» людей полетят потихоньку прочь от Солнечной системы. Двинутся исследовать галактику.

Три продолжительных связи были у Моргана еще в пределах Солнечной системы. Через шесть лет с того дня, когда «Остров приключений» начал медленный дрейф от Солнца, он заключил четвертое соглашение с женщиной, с которой познакомился через корабельную информационную систему. Создатели корабля снабдили свое детище привлекательными местечками, включающими парки и кафе, но в первые годы путешествия большинство пассажиров, похоже, предпочитали общение виртуальное. Биография и перечень интересов каждого имелись в системе. Псевдонимы и электронные персонализации пользовались большой популярностью. Моргану вспоминались старинные романы, в которых узники общались, перестукиваясь через стены камер.

Савела Инсдоттер была на одиннадцать лет моложе Моргана, однако она числилась преданным членом сообщества ЭруЛаби. Что это означало? Она пользовалась фармацевтическими ментальными усилителями, но крайне редко. Зато сам Морган принимал все ментальные усилители, которые его нервная система могла воспринять, поэтому его функциональная мыслительная активность в некоторых областях даже превышала возможности Савелы.