Любовь зла…

Викторовна Жураковская Янина

Она размышляет. Она вспоминает. Она вздыхает. Она ругается. Она вопит! Что ещё делать на алтаре бедной девушке, которую вот-вот принесут в жертву батьке Люциферу местного розлива?..

1. ДЕМОН, ДЕВУШКА, 13 НЕКРОМАНТОВ

- Любит - н предстояло солнечным летним утром, на горе, которую местное население именовало Небесным престолом и по отсталости своей и неразвитости ума считало священным местом. Вид с неё действительно открывался такой, что дыхание перехватывало. Сама природа изваяла из тёмного гранита огромные каменные лики и гигантские колонны, устремлявшиеся в ослепительно синее небо из моря плотных облаков. Искрящийся снег припорошил ветки мелких сосен, прилепившихся в расселинах и уступах. Туманная дымка обнимала священные вершины, как вуаль плечи балетной примы, то закрывая их, то снова обнажая.

Холодный ветер полоскал мои волосы, настойчиво теребил балахоны двенадцати мужчин, вполголоса совещавшихся в стороне, и топтавшегося возле них мальчишки. Тёплая куртка мне бы совсем не повредила, потому что даже летом на Небесном престоле погодка стояла средне-осенняя, но кто в наше время заботится о здоровье и благополучии жертвы?

Пусть время не наше. И мир не наш.

Не мой - точно.

2. ДАР-ПРИЗНАНИЕ

- Любит - не любит, плюнет - поцелует, руки, сердца попросит - безжалостно бросит, к сердцу прижмет - к черту пошлёт…

Маргарита Лермонтова, дипломированный психолог, счастливая невеста и просто симпатичная молодая девушка двадцати шести лет от роду, в полном одиночестве сидела на полу в собственной спальне и сосредоточенно обрывала лепестки на крупной ромашке. Штук двадцать её ободранных товарок валялись рядом вместе с остатками распотрошенного свадебного букета.

Когда на ромашке остался единственный лепесток, в который раз обещавший "безжалостно бросит", Рита хладнокровно швырнула цветок к остальным, выпрямилась, разминая уставшую спину, и вытащила из-под кровати небольшой топорик - как раз для девичьей руки.

Хрясть! Хрясть! Хрясссть!!! Острое лезвие с сочным чмоканьем врубалось в цветочные стебли. Хрясть! Ошметки листьев и стеблей разлетались в разные стороны. Хрясть! Хрясть! Оборванные лепестки кружились в воздухе.