Брошенные в реальном времени

Виндж Вернор

Вернор Виндж — один из самых интересных писателей-фантастов, человек, которого называют «самым серьезным автором остросюжетной прозы». Он написал не так уж много — романы «Мир Гримма», «Острие», «Пламя над бездной», «Глубина в небе» и цикл «Сквозь время», однако каждое из его произведений имело огромный успех. «Сквозь время» занимает среди написанного Винджем особое место. Это — романы об абсолютной власти, которая развращает абсолютно. Роман о «войне за свободу и независимость». Только — что такое свобода и что такое независимость? Это — будущее, продуманное до последней мелочи, и научная в лучшем смысле слова фантастика, слитая воедино с футуристическим триллером. Это — книга, которую критики называли просто и ясно — «концептуальный прорыв в фантастике». Не пропустите!

ИНТЕРЛЮДИЯ

НЕУПРАВЛЯЕМЫЕ

Фирма «Эл-защищает» располагалась в Манхэттене, штат Канзас. Несмотря на громкое название, эта маленькая, ориентированная главным образом на работу со страховками компания обеспечивала полицейской охраной около двадцати тысяч клиентов, живущих в пределах ста километров от центрального офиса. Однако Эл, безусловно, не был лишен чувства юмора: в его рекламных объявлениях полицейские походили на бандитов из двадцатого века. Вил Бриерсон полагал, что дело тут в ностальгии. Даже мичиганское полицейское управление, форму которого он носил, полагалось на любовь широкой публики к старым именам и традициям.

«И все равно в названии „Мичиганское полицейское управление“ достоинства больше», — подумал Бриерсон, опуская флайер на площадку рядом с офисом Эла. Утро было тихим. Даже перед самым восходом солнца небо оставалось темным, а воздух влажным. Полгоризонта затянуло грозовыми тучами. Вдали беззвучно сверкали молнии. Погода вполне соответствовала мольбе Эла, полученной штаб-квартирой в Ист-Лансинге всего четыре часа назад.

Из теней вынырнула худощавая фигура.

— Как я рад вас видеть!.. Элвин Свенсен, владелец. — Он энергично пожал руку Вила. — Я боялся, что вы решите подождать, пока пройдет грозовой фронт.

Костюм Свенсена — мешковатые штаны и особенно толстый пиджак на подкладке — вызвал бы у Фрэнка Нитти

[1]

чувство законной гордости. Местный полицейский шеф повел Бриерсона вверх по ступеням. На улице больше никого не было; пусто, как и следует ожидать ранним утром возле деревенского полицейского участка. Ну и что же у них случилось такого экстренного?

БРОШЕННЫЕ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ

Глава 1

В день большого спасения Вил Бриерсон отправился погулять по пляжу. Он не сомневался, что сегодня утром здесь будет совсем пусто.

Небо оставалось чистым, но из-за обычного в этих местах морского тумана видимость была очень плохой — всего несколько километров. Пляж, полоску дюн и море окутывала легкая дымка, которая, словно большая туча, неподвижно висела на одном месте. Вил шлепал босиком вдоль берега, там, где волны делали песок ровным и прохладным. За ним оставалась четкая дорожка следов — не зря он весил больше девяноста килограммов. Вил брел, не обращая внимания на морских птиц, которые с пронзительными криками носились вокруг. Опустив голову, он наблюдал за тем, как при каждом новом шаге вода, просачиваясь сквозь песок, пенится и шипит, обдавая брызгами его босые ноги. Влажный ветерок нес с собой острый и приятный запах морских водорослей. Через каждые полминуты набегала большая волна, и тогда чистая морская вода добиралась до лодыжек Вила; это можно было назвать «прибоем» Внутреннего моря.

Когда Вил брел вот так вдоль кромки воды, ему почти удавалось убедить себя, что он снова на берегу озера Мичиган, каким оно было много лет тому назад. Каждое лето они с Вирджинией приезжали на озеро и ставили палатку возле самой воды. Он представлял, что возвращается в лагерь после долгой прогулки туманным мичиганским днем и что стоит ему пройти еще совсем чуть-чуть, как он обязательно встретит Вирджинию, Анну и Билли, с нетерпением его ждущих и подтрунивающих над его пристрастием к одиноким прогулкам. Вил поднял взгляд. В тридцати метрах впереди он увидел то, что явилось причиной шума, поднятого морскими птицами. Небольшое племя обезьян-рыболовов резвилось в полосе прибоя. Обезьяны, должно быть, тоже его заметили. Раньше они моментально исчезали в море при появлении людей или машин; теперь они остались у берега. Когда Вил двинулся в их сторону, несколько молодых обезьян вразвалочку направилось к нему. Вил опустился на одно колено, а они столпились вокруг и начали с любопытством шарить своими перепончатыми ручками у него в карманах. Одна обезьяна вытащила дискету. Вил усмехнулся и отобрал добычу из ее цепких лапок.

— Ага! Попался, карманник. Ты арестован!

— Вы так и остались навсегда полицейским, инспектор? — Голос был женским, а тон шутливым.

Глава 2

Все согласились с Мартой, что зрелище получилось грандиозное. Впрочем, многие не понимали, что это «зрелище» не ограничится одним вечером ослепительных фейерверков. Отзвуки «аплодисментов» будут слышны еще довольно долго.

Спасательный взрыв был примерно в сто раз мощнее, чем произошедший в девятнадцатом веке в Кракатау. Миллионы тонн пепла и камней оказались выброшенными в стратосферу. В последующие несколько дней солнце представляло собой тусклый красноватый диск, прятавшийся в дымке. В Королёве землю по утрам сковывал мороз. Палисандровые деревья умирали. Пауки, населявшие их, погибли или перебрались в кусты. Теперь даже в джунглях, расположенных у побережья, температура редко поднималась выше четырнадцати градусов.

Почти каждый день шел дождь, только на землю с небес опускалась пыль, а не вода. Когда пыль была сухой, она напоминала серо-коричневый снег, причудливо собиравшийся на крышах домов и деревьях; жители Нью-Мексико испортили последний вертолет, на горьком опыте узнав, что делает каменная пыль с двигателями. Однако когда с неба падала мокрая пыль, было гораздо хуже — черная жидкость превращала в грязь все вокруг. То, что бомбы были чистыми и пыль являлась «натуральным продуктом», служило довольно слабым утешением.

Роботы Королёвых быстро восстановили монорельсовую дорогу, и Вил с братьями Дазгубта отправился на море.

Дюны исчезли — цунами унесли весь песок в глубь материка. Деревья к югу от дюн лежали на земле, верхушками в противоположную от моря сторону. Зеленого цвета больше не было, все покрывал пепел. Даже морская вода помутнела. Удивительно, но часть обезьян-рыболовов выжила. Вил заметил, что они собрались в небольшие группы на пляже, сосредоточенно очищая друг другу шкуру. Большую часть времени обезьяны проводили в по-прежнему теплой воде.

Глава 3

На «следующее» утро все изменилось. Сначала изменения показались Бриерсону самыми обычными.

Пропали пыль и пепел, а небо утратило свой грязный цвет. Рассвет, заливал кровать солнечным сиянием; сквозь зеленые листья деревьев просвечивала голубизна. Вил медленно просыпался, ему почему-то казалось, что он все еще спит. Он закрыл глаза, снова открыл их и посмотрел на яркое солнце.

Они это сделали.

— О Господи, они действительно это сделали!

Вил скатился с кровати и натянул на себя какую-то одежду. Не следовало ничему удивляться. Ведь Королёвы всех предупреждали. Поздно ночью, после того как закончится вечеринка Робинсонов и когда их роботы-наблюдатели сообщат, что все благополучно добрались до своих домов, они накроют колонию пузырем. Люди промчатся через множество веков, выходя из стасиса всего на несколько секунд каждый год, только для того, чтобы проверить, не лопнул ли пузырь Мирной Власти.

Глава 4

Тэмми Робинсон была очень напугана. Она расхаживала по комнате, а в ее голосе звучали истерические нотки.

— Как вы можете держать меня в этой камере? Это же самая настоящая темница!

Чисто белые стены, без украшений. Вил заметил, что одна дверь ведет в спальню, а другая — на кухню. Лестница уходила куда-то наверх, по всей вероятности, в кабинет. Тэмми разместилась на ста пятидесяти квадратных метрах — с точки зрения Вила, не то чтобы просторный дворец, но и темницей это помещение вряд ли можно назвать. Он отошел от Деллы Лу и положил руку Тэмми на плечо.

— Это корабельная каюта, Тэм. Делла Лу не предполагала, что ей придется перевозить пассажиров.

Он высказал всего лишь предположение, однако оно оказалось правильным. Все продвинутые путешественники вполне способны жить в космосе, но корабль Лу был специально построен так, что он всегда мог оставаться ее домом, даже если бы исчезли все планеты.

Глава 5

Примерно через пятьдесят тысяч лет последние представители Мирной Власти — единственной мировой империи в истории человечества — вернулись в реальное время. «Новеньких» приветствовали роботы Королёвых, не подпустившие их к пузырям на южном побережье Внутреннего моря. У них было три месяца, чтобы осмыслить положение, в которое они попали, прежде чем лопнули остальные пузыри.

То, к чему так долго стремились Марта и Елена, наконец произошло.

Тысячи тонн оборудования, фермы, фабрики и рудники были распределены между низтехами. Эти дары раздавались индивидуально, в соответствии с тем опытом, который люди приобрели в своем собственном времени. Братья Дазгубта получили два грузовика аппаратуры связи. К удивлению Вила, они немедленно отдали все это оборудование офицеру связи из Нью-Мексико в обмен на ферму в тысячу гектаров. Елена Королёва возражать не стала. Она лишь указала на приблизительные сроки работы каждого вида оборудования и обеспечила базами данных тех, кто хотел спланировать свое будущее.

Многие низтехи, не подчинявшиеся никакому правительству, были довольны: выживание, да еще и с прибылью. Уже через несколько недель у них появились тысячи проектов по совмещению высокотехнологического оборудования с примитивными производственными линиями. Подобное производство способно успешно функционировать в течение нескольких десятилетий — постепенно высокотехнологичное оборудование будет иметь все меньшее и меньшее значение. В конечном счете образуется достаточно жизнестойкая инфраструктура.

Правительства не выказали особого восторга. Мирники и республика Нью-Мексико обладали достаточно мощным вооружением, но до тех пор, пока Королёва стояла на страже Внутреннего моря, все оружие двадцать первого века оставалось не более убедительным, чем бронзовая пушка, установленная на лужайке перед зданием суда. Как те, так и другие имели достаточно времени, чтобы осознать ситуацию. Они внимательно следили друг за другом и объединяли усилия, когда жаловались на Королёву и других выстехов. Их пропаганда отметила тщательность, с которой выстехи скоординировали свои дары и их ограниченное количество. На самом деле они были во многом правы: никто не получил оружия, генераторов пузырей, самолетов, вертолетов, флайеров, роботов и медицинского оборудования. «Королёва создала иллюзию свободы, не более того», — говорили многие.