Вайолетт Винспер

Винспер Вайолетт

Во время бури в пустыне произошла авиакатастрофа. В живых осталось всего несколько человек и среди них — невеста Арманда Жерара — юная стюардесса, Рослин Брант. Этот молодой француз летел домой в Эль-Кадию в Сахаре, чтобы познакомить Рослин со своей семьей.

Арманд погиб, а Рослин с амнезией находилась в больнице, где за ней ухаживали добрые монахини. Это был оазис в пустыне, со временем превратившийся в город, где в тени пальм над озером Темсина стояли роскошные виллы.

Глава первая

Когда Рослин без сознания привезли в больницу, она была раздета, но в правой руке продолжала сжимать обручальное кольцо со сверкающим бриллиантом. По-видимому, в последние минуты она любовалась им, читая выгравированные на внутренней поверхности кольца слова «Мы всегда будем вместе».

А спустя несколько недель после авиакатастрофы бабушка Арманда решительно объявила Рослин, что она должна отправиться в Дар-Эль-Амра, так называлось поместье среди финиковых плантаций, где она сможет отдохнуть. Возможно, это поможет ей выздороветь, и к ней вернется память. Она добавила также, что сейчас отсутствие воспоминания о крушении и трагической гибели жениха были ей лишь во благо.

Но даже собственное имя ничего не говорило Рослин.

Ей сообщили, что она работала стюардессой в авиакомпании, жила в общежитие рядом с аэропортом в Мидлессексе, и что ей двадцать два года.

— Бедная моя малышка, — поглаживая руку Рослин, проговорила мадам Жерар. — Завтра ты покинешь эту больницу и переедешь к нам. Твое присутствие будет для нас вечным напоминанием об Арманде.

Глава вторая

— Вот это ответ, — фыркнул от смеха Тристан, в то время как его кузен сел рядом с бабушкой и взял кофе, который она ему налила, и добавил, — между прочим, а где Изабелла? Насколько я понял, она собиралась проехать с тобой верхом по плантациям.

Дуэйн одним глотком выпил кофе и протянул чашку Нанетт, чтобы она ему налила еще одну.

— Твоей оперной певице лучше заняться пением, — с медлительной манерностью проговорил он. — Спасибо, Нанетт, умираю от жажды.

— Только не говори мне, что Изабелла свалилась с лошади, а ты оставил ее там, где она упала, — развеселился Тристан, закуривая манильскую сигару.

— Не совсем так, — Дуэйн вытянул вперед длинные ноги. На нем были кожаные сапоги. Разделавшись в два укуса с пирожным, он продолжал. — Не мог же я весь день изображать из себя скучающего плантатора, вот и пришлось ей попыхтеть, чтобы за мной успевать. Когда десять минут назад мы вернулись обратно, она обозвала меня бесчувственным дикарем на своем очаровательном португальском и заковыляла в свою комнату, собираясь принять ароматическую ванну. Без сомнения, очень скоро она предстанет перед нами в восхитительном наряде, называемом платьем.