На фейсбуке с сыном

Вишневский Януш Леон

Читатель держит в руках новый роман известнейшего польского писателя Януша Леона Вишневского, автора таких бестселлеров как “Одиночество в сети” и “Неодолимое желание близости”. “На фейсбуке с сыном” – это рассказ о самых обычных людях в самом обычном аду. Там, правда, упоминаются и Небеса, но жизнь праведников слишком скучна и размеренна. То ли дело кипение страстей, трагические судьбы, горячие споры о божественной несправедливости мироустройства и о греховности чувственной любви. «На фейсбуке с сыном» — глубоко личный рассказ о пережитом и прочувствованном. Это горькое и прекрасное откровение о внутреннем мире человека с измученной сомнениями душой — о жизни и любви, о мире, который божественно несправедлив, в котором чувственное всегда сопряжено со страданием. Роман написан от лица матери писателя.

Януш Леон Вишневский

На фейсбуке с сыном

(сюрреалистическая история)

Книга подготовлена специально для читателей портала books4iphone.ru

Лица, места и события, о которых говорится на страницах этой книги, выдуманы автором, а их возможное совпадение с фактами, местами или реально существующими лицами носит случайный характер.

Ты, сыночек, наверное, уже и забыл, но меня на столь длинное отступление сподвигло утверждение о порочности гена рыжеволосости. К рыжим женщинам и возвращаюсь.

Выяснилось, что красный пигмент, который отвечает за окраску волос в рыжий цвет, также принимает активное участие в снабжении гормонами и энзимами рыжих женщин, что вроде как усиливает их либидо и заинтересованность в телесных утехах — это доказали американские ученые из города Луисвиль (вот никак не пойму я, сыночек... эти пресловутые американские-то ученые — откуда ж они всегда все первыми узнают?!).

Ну, я сама, сыночек, рыжая, так что могу сказать за себя. Искушения да, на мою долю часто выпадали, на либидо — Бог не даст соврать — мне жаловаться грех, и никакого стыда при телесных забавах я не испытывала. Но верность хранить могла и хранила, по крайней мере периодически — всем своим мужьям, что мне, конечно, на Страшном суде зачлось, хотя и не смогло перевесить мое «многомужество».

Ну да ладно, об этом поговорили, теперь вернемся к живописи.

Климт на свои занятия живописью приводил приятелей, Эгона Шиле и Оскара Кокошку

11

.