Собрание сочинений в одном томе

Высоцкий Владимир

Любимого многими поэта Владимира Высоцкого представлять не нужно. Его песни находят отклик в душах большинства людей нашей страны. Эта книга представляет собой наиболее полное собрание стихотворений и прозы поэта. Ведь именно проза поэта, будучи явлением уникальным, приоткрывает завесу тайны с замыслов, внутренней жизни поэта, некоторых черт характера.

ПЕСНИ

1960–1966

СОРОК ДЕВЯТЬ ДНЕЙ

ТАТУИРОВКА

КРАСНОЕ, ЗЕЛЕНОЕ

Я БЫЛ ДУШОЙ ДУРНОГО ОБЩЕСТВА

ЛЕНИНГРАДСКАЯ БЛОКАДА

1967–1970

«Корабли постоят — и ложатся на курс…»

СЛУЧАЙ В РЕСТОРАНЕ

ПАРУС

Песня беспокойства

ПАРОДИЯ НА ПЛОХОЙ ДЕТЕКТИВ

ПРОФЕССИОНАЛЫ

1971–1980

«Я теперь в дураках — не уйти мне с земли…»

БАЛЛАДА О БРОШЕННОМ КОРАБЛЕ

ПЕСЕНКА ПРО ПРЫГУНА В ДЛИНУ

МАРАФОН

ВРАТАРЬ

СТИХОТВОРЕНИЯ

«День на редкость — тепло и не тает…»

«Про меня говорят: он, конечно, не гений…»

«Если нравится — мало?..»

«Из-за гор — я не знаю, где горы те…»

«Люди говорили морю: „До свиданья“…»

ПЕСНИ ДЛЯ ТЕАТРА И КИНО

«ДЕСЯТЬ ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР»

«В куски разлетелася корона…»

«Войны и голодухи натерпелися мы всласть…»

«Всю Россию до границы…»

«ПОСЛЕДНИЙ ЖУЛИК»

«Здравствуйте, наши добрые зрители…»

«Здесь сидел ты, Валет…»

О ВКУСАХ НЕ СПОРЯТ

«Вот что: жизнь прекрасна, товарищи…»

«САША-САШЕНЬКА»

ПЕСНЯ-СКАЗКА О СТАРОМ ДОМЕ НА НОВОМ АРБАТЕ

«Дорога, дорога — счета нет шагам…»

ПЕСНЯ ПАРНЯ У ОБЕЛИСКА КОСМОНАВТАМ

«ПУГАЧЕВ»

«ИНТЕРВЕНЦИЯ»

ПЕСНЯ САНЬКИ

«ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД»

ПЕСНЯ СЕНЕЖИНА

ПЕСНЯ ПОНЕДЕЛЬНИКА

ПРОЗА И ДРАМАТУРГИЯ

«Человек должен мыслить…»

Человек должен мыслить. Между прочим, это и отличает его от животного. Еще человека отличает то, что он изъясняется при помощи языка, носит одежду и посещает футбольные состязания. Если он всего этого не делает, тогда он лишь наполовину человек. Нет, на одну восьмую. А на остальные семь восьмых он — только человекообразен.

Итак! Человек должен мыслить. Хотя бы иногда. Что было бы, если бы мысль не посещала его! Вернее, чего бы не было! «Тихого Дона», «Войны и мира», спутников, атомного ледохода и, наконец, — к чему скромность! — не было бы этих вдохновенных строк, которые вы читаете.

Об игре в шахматы

Если вам предложат играть в шахматы — никогда не говорите: «Не умею». Скажите: «Умею, но не хочу». Теперь-то я знаю это золотое правило. Но тогда!..

Когда он подошел ко мне, я сидел в парке и мирно читал газету. В глазах у него была тоска, а под мышкой — шахматная доска.

— Сыграем? — спрашивает он неуверенно, заранее предполагая отрицательный ответ.

— Я не умею!

— Как?! — Он чуть подпрыгивает и смотрит на меня, как на марсианина. На лице выражается неподдельное удивление, но через секунду оно сменяется выражением дикой радости. — Не умеете?! Молодой человек! Я вас мигом научу. Каждый интеллигентный человек обязан уметь играть в шахматы! — Он раскрывает доску. — Все великие люди умели и любили играть в эту замечательную игру.

О любителях приключений

В последнее время в некоторой среде населения наблюдается повышенный интерес к «Библиотеке военных приключений». Спросишь кого-нибудь из этой некоторой среды:

— А вы читали «Приключения Робинзона Крузо»? — а он вам не моргнув глазом:

— Нет, но зато я читал «Приключения Нила Кручинина».

— Почему зато — ведь вы же не знаете Дефо!

— Ну и что? — удивится вашей горячности читатель из среды. — Не могу же я прочитать сразу всю «Библиотеку военных приключений». Дочитаюсь и до Дефо! Подождет!

Лекция о динозаврах для к/ф «Последний жулик»

Ящеротазовые динозавры, так называемые «зауришия» (лат.) обладали простым трехлучевым тазом и очень близки к двуногим триасовым текодонтам.

Пора любви у динозавров наступала примерно в период между десятым и двадцать третьим апреля по старому стилю в мезозойскую эру, то есть примерно в то же время, что и у представителей современной фауны. В этот период самки травоядных ящеров откладывали яйца и, подобно нашим домашним животным, высиживали их. Самцы же их — бронтозавры, диплодоки, камирозавры, игуанодоны, достигающие громадных размеров (25–27 метров), — охраняли своих не менее крупных подруг от нескромных кровожадных взглядов более мелких, но хищных ящеров группы денодонтов, так называемых горгозавров и особенно тираннозавров. Эти кровожадные хищники, не отличаясь большим интеллектом (вес их мозга составлял одну четырехтысячную часть общего веса, тогда как у человека, так называемого гомо сапиенса, он составляет одну тридцатую — одну сороковую общего веса), <…> отличались огромными челюстями, и бедным травоядным гигантам приходилось вступать с ними в смертельную схватку, чтобы дать возможность своим подругам-динозаврихам спокойно досидеть свой срок на яйцах и вывести свое травоядное потомство.

Теперь гигантские дино-, ихти— и прочие завры уже вымерли, но дело их живет.

Вы можете ознакомиться с ними по бесчисленным лит. источникам, например — И. А. Ефремов «Лезвие бритвы», «Туманность Андромеды»; «Динозавровый горизонт Средней Азии и некоторые вопросы стратиграфии», а скелеты увидеть в музеях, дворцах культуры, парках и садах.

Дельфины и психи

Все нижеисписанное мною не подлежит ничему и не принадлежит никому. Так.

Только интересно, бред ли это сумасшедшего или записки сумасшедшего и имеет ли это отношение к сумасшествию?

Утро вечера мудренее, но и в вечере что-то есть. Бедная Россия, что-то с нею будет. Утром… Давали гречневую кашу с сиропом. Хорошо и безопасно. А Далила блудила с Самсоном. Одна старожила доложила, что Самсона уложила. Далила его подсторожила, взвалила металломеч, поносила, поголосила и убила Дездемону.

Про каннибалов рассказывают такую историю. Будто трое лучших из них (из каннибалов) сидели и ели елки да ели. Захирели, загрустили и решили: кто кого будет есть; один говорит: не меня, — другой говорит: не меня, — третий говорит: не меня. Кто же кого тогда? Никто. Потому что у каннибалов свои законы и обычаи: не хочешь — не ешь!

ЭПИЛОГ

На берегу океана и вдоль его берегов, на воде и под водой. Бродят какие-то тихие существа. Некоторые из них иногда что-то выкрикнут или забьются в истерике. Но в основном они тихие. К ним все время подплывают дельфины, и они гладят их по спинам, или дельфины гладят их. И существа позволяют дельфинам залезать им на спину и щекотать себя под мышками, и даже улыбаются. Как будто им приятно. А может быть, им и в самом деле хорошо! Кто знает!