Одиночка

Владимировна Пак Анастасия

Арлин, молодой маг из мира под названием Атион, не знал, что неожиданное появление незнакомца в его собственном доме станет началом чужой, сложной игры. Союз магов, привратники и духи – все свяжется воедино, и Арлину непросто будет предугадать, кем он проснется завтра и на чью сторону встанет. Не им избранный путь заставит мага совершить немало ошибок и оттолкнуть тех, кто верил ему. Но каким бы отчаянным не становилось положение Арлина, он не отступит, не позволит слабости овладеть собой, ведь отныне у него есть цель – пройти уготованный ему путь до конца, но… По-своему! (все главы)

Синопсис

Издревле маги были едины, но всему рано или поздно приходит конец. Старые распри развели их, поделив на две неравные части, огнем ненависти и жаждой власти навсегда выжгли темную пропасть. И отступниками стали те, кто захотел свободы, кто в одиночестве следовал своей судьбе. Но прошлое, заботливо оберегаемое магией, продолжало жить, напоминая о себе. И как бы быстротечно ни было время, сгладить, потушить всполохи застарелой обиды не могло даже оно.

Каждый новый день, каждый год лишь ширили пропасть, ведя особый счет жертвам-одиночкам, медленно покидающим видимые миры под леденящий вой безжалостной стали. Невольный страх серой вуалью начал туманить лица тех, кто чувствовал пение ледяного ветра за спиной, предупреждающего о скором конце. Но было поздно. Наемники, верные магу, Старшему из всех оставшихся, не знали жалости. И ученик отступника, молодой и неопытный, не был исключением.

Жаль, сам Арлин даже не догадывался об этом. Его привычная жизнь текла спокойно и размеренно, пока неожиданное появление в его собственном доме незнакомца не обернулось встречей с воинами, посланными убить его, как мага-одиночку, непонятно чем помешавшему неким Единым. И с этого момента судьба Арлина без его ведома оказалась вплетена в чужую, сложную игру.

Будущее, раньше такое простое и предсказуемое, все сильнее заволакивал туман. Помощь, неожиданно пришедшая в лице привратников, стражей миров, предпочитающих не вмешиваться в чужие конфликты, нарушила привычное течение времени, всколыхнув сами Основы. И уже хранители Врат вслед за Арлином вступили на иной, чужой путь, зыбкий и неведомый. Правило, нарушенное раз ради отступника, бросило их жизни в водоворот, где перестали существовать все законы и ограничения.

Сила, пришедшая из прошлого, и заемная, обрели нового хозяина, убрав часть старых преград на пути к цели, но взамен возведя другие, преодолеть которые значило потерять самого себя.

Пролог

День начинался как обычно. Я не знал, какая грандиозная мысль на этот раз вспыхнет в голове учителя, и не понимал, хочу ли вновь стать невольным участником того, во что она неминуемо разовьется. Впрочем, отнюдь не это казалось самым страшным. Хуже, если он решит вновь потащиться в одни из Врат, надеясь, что неожиданно станет невидимкой. И естественно, прихватит с собой меня, невзирая на возражения, в выдумывании которых я так поднаторел за последнее время. Вот только бы еще вспомнить, когда в последний раз на учителя действовало хоть одно из них. Обычно он отметал любой мой довод с ходу, даже не дослушав до конца, и действовал по-своему, что очень редко заканчивалось удачно.

Все это я уже видел и временами жалел, что в моем доме хранится столь редкая вещь, как самый, казалось бы, обыкновенный на вид дверной проем. Он хоть и стоял в подвале с незапамятных времен, старательно избегая света, несущего в себе опасное внимание, зато обладал такой ценностью, что я согласился бы с ним расстаться лишь ценой собственной жизни. Ведь он был для меня – мага, не избалованного большими способностями к чародейству, истинным окном в чужие миры. Стоило погрузиться в прохладный мрак, как сразу открывался волшебный, завораживающий вид на Долину Врат. От зрелища поистине захватывало дух – столько ярких, самых разнообразных по форме и размеру Арок в другие миры, где в любой момент могла потребоваться наша помощь.

Правда, ждать этого нынче приходилось годами.

Я был магом и, как и мой учитель, владел одной лишь магией. Сколько раз я слышал от него: "Истинный маг не должен даже касаться мертвого металла. Это позорит его звание". И будучи послушным, хотя бы временами, никогда не стремился обучиться владению мечом, хотя изредка, обычно в темную пору в грязном переулке, в голове мелькала подленькая мысль, что это ошибка, одна из немногих в моей жизни. Помимо решения вообще согласиться стать чьим бы то ни было учеником. Но о нем я благоразумно помалкивал. К счастью, мое юношеское безрассудство иссякло вместе со смертью отца, иначе оно стало бы лишь первой ступенью нескончаемой лестницы.

Я сжал кулаки, гоня воспоминания прочь, но они как всегда сыграли со мной дурную шутку. Учитель, щурясь от яркого света, откликом на тайные мысли появился из крохотной комнатушки за моей спиной. Я услышал знакомую шаркающую походку и обернулся, в одно мгновение охватив взглядом его изможденный вид, лихорадочно запавшие глаза, трясущиеся руки. Против воли в груди шевельнулась тревога. Конечно, у нас бывало всякое и зрелище подчас представало куда страшнее, но такого холодка, вдруг волной прокатившегося вдоль позвоночника, я не чувствовал уже давно.