Археоастрономия и история культуры

Владимирский Борис Михайлович

Кисловский Лев Дмитриевич

Брошюра посвящена вопросу возникновения астрономических знаний. Рассматривается связь представлений наших далеких предков о космосе с закономерностями социального развития древних обществ, обсуждается место астрологии в системе культуры древних цивилизаций. Брошюра рассчитана на широкий круг читателей.

ВВЕДЕНИЕ

Возникновение астрономических знаний принято относить к «седой древности». Накопление этих знаний, согласно наиболее распространенному сценарию, стимулировалось практическими потребностями общества. Обычно называют две: необходимость ориентироваться при миграциях и регламентация сельскохозяйственных работ. Полагают, что происхождение астрологии как целостной доктрины, трудноотделимой (вплоть до конца средневековья) от практической астрономии, также следует отнести к аналогичной «седой древности». Одни считают, что астрология возникла позже — выделилась из «практической» астрономии под влиянием некоторых социальных потребностей (каких — неясно). Согласно другой точке зрения, реальные практические астрономические знания накапливались первоначально в рамках астрологической парадигмы. Астрономия выделилась из астрологии в процессе «распада» мифологемы тотального «поклонения Небу». Причины такого «распада» обычно не обсуждаются и, в общем, остаются непонятными.

Все эти идеи и соображения не вызывают принципиальных возражений. Однако как быть, например, с упомянутыми стимулами возникновения астрономических знаний, если сейчас известно, что в древнем обществе могли использоваться иные, нежели астрономические системы ориентации, а пристальный интерес к астрономическим наблюдениям, похоже, возник до начала развития производящего хозяйства, т. е. регламентация сельскохозяйственных работ, видимо, не была основной причиной интереса к астрономии? Устойчивое накопление количественных эмпирических знаний кажется невозможным вне развития письменности, но именно с такой ситуацией приходится сталкиваться при рассмотрении места и значения древнейших астрономических знаний в системе архаической культуры. Продолжают оставаться неясными обстоятельства появления и развития астрологической доктрины. В развивавшихся автономно цивилизациях Нового Света астрология, видимо, играла важную роль — не менее важную, чем в системе культуры евроазиатских очагов цивилизации. Если это так, то ее возникновение не отражает ли какие-то существенные закономерности социального развития древних обществ? Какие это закономерности?

Эти и многие другие вопросы постоянно возрождают интерес к изучению самых первых этапов развития астрономии. В последнее десятилетие к этому добавились особые причины. К их числу следует отнести некоторые удивительные результаты изучения древнейших календарных систем и новые данные археоастрономии. Эти результаты, казавшиеся одно время весьма неправдоподобными, отодвигают начало регулярных астрономических наблюдений на очень отдаленные от нас времена. И наконец, не исключено, что к интересующей нас проблеме прямое отношение имеет вопрос о влиянии космических факторов на биологические явления (включая организм человека). В этой области исследований также достигнут некоторый прогресс.

Приглашая читателя поразмышлять вместе с авторами над неясными вопросами происхождения астрономии — астрологии, мы сначала кратко обсудим некоторые сравнительно малоизвестные данные о древних календарных системах. При этом придется затронуть вопрос об экологическом значении древних календарей, ибо для наших далеких предков календари отнюдь не были просто средством арифметизации времени. Этот вопрос должен рассматриваться с учетом новейших данных биоритмологии. Соответствующие сведения приводятся в контексте соображений, иллюстрирующих фундаментальный характер биологических ритмов для нормального устойчивого функционирования организмов и экологических систем. Замечательное совершенство и глубокий смысл таких систем, как 12-летний «календарь животных», становятся понятными, если учесть данные, полученные в археоастрономических исследованиях. Из них следует, что возникновение подобных календарных систем — это результат весьма длительных астрономических наблюдений и сопоставления этих наблюдений с самыми разными биологическими явлениями.

ДРЕВНИЕ КАЛЕНДАРНЫЕ СИСТЕМЫ

С самого начала полезно отдавать себе отчет в том, что социальные функции календаря для наших далеких предков были иными, нежели сейчас. В наши дни календарь считается совершенным, если в нем удовлетворительным образом целое число суток согласовано с длительностью так называемого тропического года (промежутка времени между последовательными прохождениями Солнца через точку весеннего равноденствия). Древние календари, как правило, лишены арифметической простоты и кажутся неоправданно сложными. Во всех без исключения древнейших очагах цивилизации. — Месопотамии, Египте, Греции, Индии, Китае, Мезоамерике — древние календари были лунными либо лунно-солнечными. В последнем случае требовалось согласовать смену лунных фаз (синодический месяц, 29,53 суток) с годичным движением Солнца (365,24 суток). Для такого согласования необходимо было найти календарные циклы, в которых целое числе лет с достаточной точностью равнялось бы целому числу лунных месяцев. Таков был, например, период, найденный в V в. до н. э. греком Метоном, — 19 лет. Казалось бы, зачем такая сложность? Или, скажем, наша календарная неделя, не согласующаяся ни с продолжительностью года, ни с длительностью месяца — зачем она?

Все эти усложнения, однако, представляются вполне оправданными и целесообразными, если учесть, что для древних критерием совершенства календарей была их согласованность не только с сезонами года, но и со многими другими циклами (ритмами) биосферы. Даже в хорошо разработанной единой календарной системе провести такое согласование очень сложно. Решение этой задачи нередко достигалось иным путем — применением одновременно нескольких календарей, действовавших параллельно. Например, в Древнем Китае, помимо «обычного» лунно-солнечного календаря и сезонного сельскохозяйственного календаря, широко использовался бытовой 60-летний циклический календарь. На примере этой календарной системы нетрудно видеть, как именно в нее «вмонтированы» важнейшие природные ритмы. Но сначала остановимся кратко на этих самых ритмах.