Рисолинда

Войцеховская Галина Анатольевна

Глава 1.

О беспокойной ночи Королевы Рисолинды.

Рисолинда была в ярости. До совершеннолетия Ларсена остался один лишь день. Всего лишь день осталось править вдовствующей Королеве Рисолинде. Уходила из рук, таяла час за часом власть над могучей страной, протянувшейся от ледяных островов Гарнхема до степей знойной Каруссы. Вой, беснуйся, бейся головой о стену - уходили власть и богатство. Маячила впереди постылая родовая вотчина, угрюмый пыльный замок в глухой лесной провинции. Подумать страшно было - ответить за все свершенное и не свершенное в годы её всевластия. Истомой заходилось сердце Рисолинды.

Давно бы она сжила со света ненавистного пасынка, да увез его пятнадцать лет назад - в ночь смерти короля Ларры - старый Ратнор. Увез на далекие, неспокойные восточные рубежи. Раз за разом посылала она вослед наемных убийц - не достали мальчишку убийцы. Молила, кляла, взывала к тайным и явным силам - все напрасно. Ночами, ворочаясь без сна, уповала на беды и болезни, на топкие болота, дремучие леса, острые скалы, на свирепых хищников и ядовитых змей, на орды диких кочевников - зря уповала. Выжил, не сгинул, явился в запустевший отцовский дворец. Сегодня - за день до своего совершеннолетия.

Пришел на рассвете, с Ратнором и пятью полками закованных в латы рыцарей. Городская стража почтительно приветствовала его. Бывалые полки на сытых конях шли столь быстро, что лазутчик от границы лишь на три часа опередил передовой штандарт - за что и поплатился никчемной своею жизнью.

Глава 2.

О хмуром, холодном утре в начале весны.

Утро выдалось не по-весеннему холодным и хмурым. Запоздалый снег перемежался с дождем. Порывы ледяного ветра терзали нежный цвет садов. В стылых сумерках занимавшегося дня чувствовалось некое тревожное напряжение. Город Ларемур не спал. Хлопали тяжелые двери, скрипели ворота. Молчаливые толпы горожан стекались на площадь возле Собора, к высокому каменному эшафоту.

Огромный зал Великого Собора был полон. Высокородные пыхтели, сопели, толкались локтями. Все молча. Тесно - но свару затевать было не ко времени. Лишь спесиво надувались правители необъятных провинций, грозно топорщили усы могучие полководцы, подбоченивались, кичась несметным богатством, купцы. Ни один из Высокородных, имеющих право войти в Великий Собор, не остался сегодня дома. Никто не захотел пропустить столь важное событие - оглашение Последнего Золотого Права. Под сводами, невидными во тьме, гудит могучая, привыкшая править и повелевать толпа. А дальше, за толстыми стенами Собора, колышется и рокочет необъятное людское море. И нет среди них никого, кто хоть чуть пожалел бы о Королеве Рисолинде - увы.

Гулко ударил колокол на Башне Сенешаля. Парадные ворота распахнулись, впуская свиту Королевы. Торжественный выход - церемония долгая, пышная и многозначительная. Что ж - Высокородные умеют ждать. Все пройдет - пройдет и церемония. Уже прошла.... Вошла Королева!!! Вздох изумленной толпы пролетел и растаял под темными сводами. Королева была в трауре! Черное платье, черный шлейф, ни единого украшения...