Журнал «Вокруг Света» №02 за 1986 год

Вокруг Света

Первые звенья АЯМа

 

На вершине сопки деревья робкие, невысокие. Ветер по-весеннему томительный внизу, здесь веселее, резче Он сухо шелестит прошлогодней травой.

Тында отсюда хорошо видна особенно ее центральная улица Красная Пресня — на пологом склоне сопки, на противоположном берегу реки. Из города доносится гул машин, снующих по улицам и мосту через реку Тынду, рокот тракторов, далекий лай собак и хозяйственный стук сцепляемых на станции вагонов. Острые верхушки низкорослых елей и лиственниц скрывают щитовые дома перед железнодорожной станцией, бараки первых строителей города и тындинского участка Байкало-Амурской магистрали.

О Тынде я раньше много слышал и читал, но был в ней впервые. Вчера в Беркаките я узнал, что мастер Костя Маричев собирается в Тынду, и попросился с ним. В Беркакит я ехал по Амуро-Якутской автомагистрали, хотелось и до Тынды добраться по ней. Выехали мы чуть ли не в полночь. Я сидел в кабине, привалившись к двери, смотрел, как свет фар выхватывает из темноты телеграфные столбы на обочине, темно-зеленые ели, бегущий под колеса асфальт, и слушал разговор мастера с шофером. Они, видимо, часто ездили в Тынду. Когда верхушки деревьев четко обозначились на светлеющем небе с восточной стороны, я задремал под ровный гул мотора. Очнулся, услышав, как Костя Маричев потянулся, разминая затекшие за долгую дорогу мышцы, и произнес спокойно: «Вот и приехали!» Я поднял голову. С обеих сторон дороги по-прежнему стояли деревья. Признаков города пока не было заметно, но я напрягся нетерпеливо, заволновался, словно перед встречей с долгожданным человеком.

Гелиос в урочище Черкезли

 

Машина в очередной раз надсадно взвыла, переваливаясь через песчаную кручу, и замерла как вкопанная. Дальше колеи не было — ее полностью занесло песком. Мы почти юзом сползаем вниз. Я оглянулся и ахнул: ничего себе «бугорок»! Этак недолго и шею свернуть. Но мой спутник Велиназар Агаджанов, заведующий лабораторией экспериментальных испытаний научно-производственного объединения «Солнце», сохранял полное спокойствие. На его широком смуглом лице ни один мускул не дрогнул. Он-то хорошо знал коварный норов пустынной дороги. Агаджанов — хозяин гелиокомплекса в урочище Черкезли, куда лежал наш путь. Но до него еще километров двадцать.

— Смотри!— тронул меня за плечо Велиназар.

Буквально в двух шагах от машины застыла тоненькая, будто лозовый прутик, светло-коричневая змея-стрелка. Мне прежде доводилось слышать об этих змеях, но видеть — никогда. Ее глаза-бусинки вспыхивали яростью, она издавала угрожающее шипение и готова была, кажется, броситься на машину.