Журнал «Вокруг Света» №03 за 1970 год

Вокруг Света

Опасное путешествие

Ноябрьским днем 1907 года в местечке Оункюля (Огльбю) (1 В Финляндии многие города и улицы имеют двойное название: финское и шведское. Здесь и далее последнее дается в скобках.) на даче «Гердобакка», принадлежавшей сестрам Винстен, появился новый жилец. Это был мужчина средних лет, судя по фамилии — Мюллер — немец. Фрекен Винстен сдавали комнаты с пансионом, и сюда, в пригород Гельсингфорса, приезжало немало горожан в одиночку и семьями, чтобы пожить в тишине дня два-три, неделю, а то и несколько месяцев. По этой причине появление нового жильца не стало ни для сестер, ни для их соседей событием сколько-нибудь примечательным, тем более что сам жилец оказался человеком скромным и тихим. Целые дни он обычно проводил у себя в комнате и что-то писал, спускаясь вниз только к завтраку, обеду и ужину. Дача стояла на высоком бугре, поросшем деревьями. С дороги к ней вела крутая лестница со скользкими, замшелыми каменными ступенями. Из окна своей комнаты новый постоялец видел огромные валуны у крыльца, запорошенные первым снегом березы и тропинку, которую не мог миновать, направляясь к даче, никто. Сестры Винстен не подозревали, кем был этот человек; лишь много лет спустя, встретив в газете портрет Главы Советского правительства В. И. Ульянова-Ленина, узнали они в нем своего жильца.

Переезд Владимира Ильича в Огльбю был вызван активностью царской охранки. Аресты большевиков на Карельском перешейке, в дачных поселках возле российской столицы следовали один за другим. Провалилась школа подрывников в Куоккала, в июне 1907 года охранка схватила в Петербурге многих членов боевой организации ЦК РСДРП, а в Лесном — участников центральной боевой дружины. Наконец, особый отдел Петербургского жандармского управления затребовал сведения о возможном местопребывании Ленина для последующего препровождения его в столицу. Кольцо угрожающе сжималось.

В декабре 1907 года большевистский центр принял решение о нелегальном выезде В. И. Ленина из Огльбю за границу. Туда же, за пределы России, переносилось и издание газеты «Пролетарий». На квартире у лектора Гельсингфорсского университета, старого большевика В. М. Смирнова Владимир Ильич провел последнее совещание с приехавшими из Петербурга большевиками. Когда все разошлись, Смирнов заказал разговор с городом Турку, в то время называвшимся по-шведски Або, попросив соединить его с квартирой видного местного коммерсанта, социал-демократа Вальтера Борга. Условными фразами Смирнов предупредил его, что на следующий день в полночь поездом из Гельсингфорса приедет Ленин. Его нужно встретить и, соблюдая строжайшие меры предосторожности переправить на пароходе в Швецию. Чтобы не подвергать Владимира Ильича ненужному риску — полиция буквально «просеивала» всех отъезжающих, — было решено, что он сядет на пароход уже после его выхода в рейс на одном из островов. Чтобы добраться туда, Ленину предстояло совершить нелегкий переход по льду в шхерах в окрестностях Турку.

Вечером к приходу последнего поезда из Гельсингфорса двое взрослых сыновей Вальтера Борга были на вокзале. Сам Борг решил остаться дома, чтобы не привлечь ненужного внимания жандармов к тому человеку, которого пришел бы встречать он, известный в городе социал-демократ. Сыновья наизусть заучили приметы ожидаемого гостя: он будет одет в пальто с каракулевым воротником и в такую же шапку, в одной руке у него будет коричневый саквояж, в другой — номер выходящей в Гельсингфорсе шведской газеты «Хувудстадсбладет».

У подножья пестрых гор

 Город и природа, его окружающая... Как найти оптимальные варианты их содружества!

Такая проблема стоит перед алма-атинскими градостроителями. Главный узел проблемы — горы Алатау, у подножья которых раскинулась Алма-Ата. Горы несут городу воду, дают лес и камень, освежают ночными бризами... И в то же время горы угрожают землетрясениями; горы «работают» на континентальный климат — жара и безветрие иссушают город; горы рождают катастрофические сели...

Естественно, люди давно искали силы, которые могли бы противодействовать неблагоприятным природным условиям. Все ценное, что было найдено в прошлом талантливыми одиночками, взято на вооружение алма-атинскими градостроителями, которые стремятся достичь наилучших решений, максимально используя средства самой природы. Сегодняшний поиск несравним с прошлым по своему социальному значению, по своим масштабам, техническим и научным средствам, по своей комплексности и планомерности. И хотя он еще не кончен, уже можно говорить о некоторых его результатах.

Город приближался и исчезал. Уже мелькали за ветровым стеклом улицы, дома — и вдруг скрывались за черными, мокрыми стволами карагачей, за зеленеющей паутиной веток, за серым влажным туманом. Казалось, все в этом каком-то нереальном сейчас городе ждет привычно-яркого весеннего луча, чтобы сбросить затянувшееся оцепенение: и мутные от дождя арыки вдоль тротуаров, и потускневшие исхлестанные ливнем балконы, и коричневые ветви яблонь, и горы, которые, я знала, есть, есть, но которые спрятались, и без них город казался плоским и блеклым. Город привык к весне решительной и мгновенной...