Журнал «Вокруг Света» №03 за 1987 год

Вокруг Света

К югу от Лубанго

В иллюминаторе, сквозь серебристую кисею облаков, начали проступать величественные очертания горной гряды Серра-да-Шела. Там, в самом центре гор, лежал Лубанго — столица ангольского Юга...

Самолет вместо того, чтобы резко сбросить высоту, лег почти на горизонтальный курс и начал движение по спирали, как бы ввинчиваясь в воронку, образовавшуюся между гор. Еще в столице я слышал, что на этом маршруте летают самые опытные пилоты, ведь приходится сажать самолет, маневрируя между отвесными скалами.

Пробили низкий слой облаков. Внизу уже можно различить геометрию городских кварталов, аккуратные прямоугольники полей, окружающих Лубанго. Поля подернуты свежей зеленью: несколько недель шли обильные дожди, характерные для ангольской зимы.

Наконец в иллюминаторе замелькала свежая разметка недавно восстановленной взлетной полосы, проплыло приземистое здание аэровокзала. Самолет коснулся земли. Проявляя исключительную для южан дисциплинированность, пассажиры дождались полной остановки двигателей. Открылись двери, и первое, что меня приятно поразило,— отсутствие какого бы то ни было перехода от кондиционированного климата внутри салона к воздуху за бортом. И это после изнурительной влажной столичной жары!

Пароход мира на Миссисипи

Из огромной трубы, украшенной золотыми буквами DQ — инициалами парохода «Делта куин»,— вывалилось черное облако дыма, сопровождаемое ревом парового гудка: пора отчаливать.

На набережной, удерживаемая невысоким парапетом, бурлит толпа провожающих. Мозаика флагов, плакатов, цветов. «Нет войне!», «Прекратить ядерные испытания!», «Доброго пути, круиз мира!» — транспаранты колышутся вместе с толпой, большие и совсем маленькие, четко выведенные стандартным шрифтом и наскоро набросанные фломастером по куску картона. На одном из плакатов — два голубя, несущие пальмовую ветвь, надпись: МИРЕАСЕ. Русское слово МИР, слившееся с английским PEACE.

Так 26 июля 1986 года начинался советско-американский круиз мира по Миссисипи, знаменитому речному гиганту, что у американцев почитается как «Отец всех вод».

С верхней палубы парохода хорошо видна сцена, сооруженная прямо на набережной. Звучат приветственные и прощальные речи. Дети в красных майках с надписью «Я люблю русский язык» запевают русскую песню.