Журнал «Вокруг Света» №06 за 1984 год

Вокруг Света

Цвета столетий

И

зучать страну по альбомам — все равно что обойти за час весь Эрмитаж. Удивительный каждый в отдельности каменный домик с маленькими окошечками, скульптура в парке, ухоженная улочка или аркада вокруг площади быстро сливаются в бесконечную череду музейных кар.

Мое первое знакомство с Чехословакией было именно альбомным. На страницах иллюстрированных изданий сменяли друг друга фотографии готических, ренессансных, барочных домов-памятников. Но одна картинка — она-то и запомнилась более всего — поразила откровенно немузейным видом. Перспектива светлых многоэтажных зданий, стеклянные витрины по сторонам широкого проспекта и длинная вереница легковых автомобилей у обочины. Обратил внимание на подпись. Мла-да-Болеслав. Сорок тысяч населения. Районный центр Среднечешской области.

От глянцевого однообразия альбомных видов не осталось и тени воспоминаний, как только поближе познакомился со страной. Под красными черепичными крышами чешских городов царила современная жизнь с повседневными заботами, проблемами и стремлениями.

Впечатлений было много. Со временем детали забылись, но в памяти каждый город твердо связывался с каким-либо определенным цветом, то ли из-за преобладающей расцветки фасадов зданий, то ли от окружающей природы. Ческе-Будеёвице показался мне желтым, как зрелый ячмень, Тршебонь — голубым, как небо, отраженное в зеркале пруда, Чески-Крумлов — зеленым, как берега Влтавы, Писек — светло-коричневым, как речной песок, Табор — красным, как повязка на лице Яна Жижки, а Прага, конечно, золотой, как знаменитая корона средневековых чешских королей.

Эхо Агстевской долины

Над пенистой рекой Агстев голубели лесистые горы. Свежий ветер неслышно пробегал по долине и мягко обнимал сосновые рощицы, развалины древних храмов, опрятные домики из розово-сиреневого туфа.

— Во-он, видишь,— показал куда-то вниз в сторону долины Володя.— Склон над самой рекой распорот желтоватой линией. Там и проходит трасса...

Мы стояли со сменным маркшейдером тоннельного отряда № 17 Владимиром Казаряном у входа в  штольню, которую строители железной дороги Иджеван — Раздан начали прокладывать перпендикулярно будущему стволу одного из тоннелей, чтобы ускорить темп проходки.

Я многое слышал о железной дороге через Памбакский хребет еще до того, как попал в Агстевскую долину. Слышал от разных людей, специалистов различных рангов и профилей, рассматривал чертежи и карты, на которых инженеры уверенно рисовали линию будущей дороги. Контуры действующей железнодорожной сети маленькой горной республики довольно просты.