Журнал «Вокруг Света» №07 за 1973 год

Вокруг Света

Шаги по тундре

Коротким полярным летом вырастают в редком лиственничном лесу, а то и посреди голой тундры палатки. Нет кругом ни дорог, ни просек, ни человеческого жилья, и даже дрова нам доставляют вертолетом.

Ветер насквозь пронизывает тундру. Дробными толчками отдается в плечо движение бура, бьет в бок теплая сизая струя выхлопных газов. В ушах — непрерывный треск. Штормовки ребят взмокли от пота. Грунт поддается с трудом: песок и суглинок скованы льдом, тверды как железо. А ведь на языке геологов эти породы, слагающие, поверхность почти всей Западной Сибири, называются «рыхлыми»! Наконец пятисантиметровый столбик песка с вкрапленными кристаллами льда у нас в руках. Поднятый из глубины, подвергнутый анализам, он многое расскажет о «своем» слое породы.

Редко-редко попадается здесь каменный материал, и, верно, поэтому с таким интересом вечером, при свете керосиновой лампы, рассматриваешь обломок камня, принесенного сюда льдами в незапамятные времена откуда-нибудь с Урала.

Бурение, обработка анализов, мерзлотная съемка — шаг за шагом идем мы по тундре, изучая ее. На этом участке Западно-Сибирской тундры будет строиться одна из мощных газосборных станций месторождения Медвежье. И она должна стоять на здешних не очень-то верных грунтах и бесперебойно давать стране топливо.

Полярная ночь кончилась

Буровая Сергея Даниловича находится на Таймыре, за Полярным кругом, на семидесятой параллели. Если добираться к нему из Москвы, то сначала предстоит пролететь на ИЛ-18 пять часов над белыми облаками. На подлете к Норильску кто-нибудь из пассажиров непременно скажет: «Смотрите в последний раз на солнце, не скоро теперь увидите». Оно и здесь, на высоте в несколько тысяч метров, багровое, как на закате или восходе. Потом самолет нырнет в полярную темень, словно под воду. От Норильска нужно лететь вертолетом двести сорок километров до Мессояхи. Мессояха — совсем новый поселок, его еще нет на картах, отсюда начинается газопровод, носящий название «Северное сияние».

Огромные трубы лежат на козлах прямо поверх тундры, в полярных сумерках пересекают белое снежное пространство черной ниткой. От Мессояхи лететь еще дальше вертолетом или ехать вездеходом, а если пурги давно не было и дорога пробита — можно автомашиной, но не любой, а машиной повышенной проходимости

«Урал», только такие здесь и ходят...

Январь выдался жестокий.