Журнал «Вокруг Света» №07 за 1983 год

Вокруг Света

Карпатское звено

Репортаж со Всесоюзной ударной комсомольской стройки — строительства экспортного магистрального газопровода Уренгой — Помары — Ужгород — ведут наши специальные корреспонденты.

П

од нами скользила белая снежная земля, и по ней — тень нашего вертолета. Иногда тень ложилась на темные ленты дорог или падала на неровные, седые в эту пору леса. А в кабину пробивалось яркое солнце. Все молчали. Пилоты хмурились, и я знал почему: не прошла у них злость из-за долгого вынужденного ожидания погоды. И гостиница в Ивано-Франковске, где они базировались, порядком им надоела. Мне же думалось только об одном: о предстоящих встречах в горах, где располагались городки строителей газопровода Уренгой—Помары—Ужгород. И где жили люди карпатского участка.

Когда надоело смотреть в иллюминатор, я достал свой блокнот и начал просматривать запись: «Москва. Центральное диспетчерское управление Министерства газовой промышленности. Заместитель начальника службы по строительству Нелий Михайлович Полищук...»

Перед самой поездкой мы встретились с ним, и от него я многое узнал об этом уже знаменитом газопроводе. Полищук говорил, что, несмотря на сложности, связанные с запретом американского президента о поставке в Советский Союз газовых турбин, эти агрегаты мощностью двадцать пять тысяч лошадиных сил начали изготавливать на наших заводах. И первая турбина уже поступила на компрессорную станцию Ивдель на Урале. Полищук упоминал и о том, что транспортировка газа через компрессорные станции, которые устанавливаются через каждые сто — сто пятьдесят километров, связана с сильными шумовыми эффектами и потому приходится сооружать их вдали от населенных пунктов, лежащих на пути газопровода. Заботятся газовики и о сохранении природы, говорил Нелий Михайлович. Газ во время перекачки нагревается. Головной участок газопровода проходит в районе вечной мерзлоты. Меняется температурный режим, мерзлота расползается. Какой выход? Ведется строительство станции охлаждения газа, чтобы не нарушать экологическое равновесие северных зон. Полищук вспоминал, что во время строительства первого газопровода в районе Норильска, когда еще не было опыта работы в северных зонах, трубу проложили на сваях. А потом выяснилось, что нить газопровода перекрыла пути миграции оленей. Пришлось делать своеобразные арки-ворота, но и это не помогло, животные в них не шли... «Сейчас стараемся учитывать каждую мелочь, строить, не причиняя вреда ни природе, ни ее обитателям» — эти слова Нелия Михайловича я тоже записал в блокнот.

«Дело реки Двинуто»

Лондон, Холфорд-сквер, 30

Мистрис Йо разбудил стук в наружную дверь. Добропорядочная англичанка, мать четверых детей, она уставала за день и поэтому ложилась рано. Посмотрела на часы — одиннадцать. Должно быть, опять кто-то приехал к постояльцам. Странные люди эти супруги Рихтер. Образованные немцы, аккуратная нация, а комнаты не смогли обставить порядочной мебелью. Да что там мебель — штор долгое время не могли повесить, пока им не напомнила хозяйка. А эти постоянные гости, разговоры на непонятном для мистрис Йо языке... Но вот кто-то из Рихтеров спустился вниз, открыл дверь. Значит, это к ним.

Откинув цепочку, фрау Рихтер увидела на крыльце мужчину в плаще и шляпе, с саквояжем в руке.

— Здравствуйте, — сказал он по-русски. — Вы читали журнал «Гражданин» номер сорок семь?