Журнал «Вокруг Света» №07 за 1989 год

Вокруг Света

Кто спасет амазонскую сельву?

Амазония... Пожалуй, нет на земле другого такого места, где природа была бы так щедра. Ее недра богаты нефтью и золотом, каменным углем и драгоценными камнями, огромны энергетические ресурсы великой реки, уникален растительный и животный мир. Влажные тропические леса бассейна Амазонки, составляющие одну шестую часть лесного массива земного шара, с полным основанием называются «зелеными легкими» планеты. Но в этих «легких» появляются все новые «каверны» — огромные пространства вырубленной и выжженной сельвы, загрязненные промышленными отходами реки и озера.

Бездумное освоение Амазонии угрожает не только самой природе, но и тем, кто живет в этом обширном районе. Сегодня жители Бразилии все активнее выступают за рациональное использование уникальных природных ресурсов страны. Главную роль в этой борьбе играет молодежь: студенты, молодые ученые, рабочие и крестьяне.

Вопросы защиты окружающей среды занимают все больше места в программах Всемирных фестивалей молодежи и студентов. XIII фестиваль в Пхеньяне войдет в историю крупными акциями участников молодежных экологических движений. Их борьба трудна, а порой и трагична — пример тому судьба тридцатилетнего бразильского сборщика латекса — серингейро Шику, о котором повествует журналист Жозе Гомеш. Работа Центра «Защита природы и окружающей среды» и проведенный в рамках фестивальной программы день в защиту природы свидетельствуют, что только активными усилиями людей можно остановить отравление среды обитания человека.

Красные черепахи озера Батата

Жуан Перейра — человек несомненно увлеченный и деятельный. В свои 22 года (а на вид ему не дашь больше 17) он уже признанный лидер экологического движения студентов Бразилии, активист партии «зеленых». За последние годы Перейра не раз путешествовал по Амазонской сельве, был в районах, где сложилась бедственная экологическая обстановка. Идя на встречу с Жуаном, я постоянно спрашивал себя: что побудило его и его товарищей, проживших всю жизнь в Рио-де-Жанейро и привыкших к городскому комфорту, тратить свои каникулы на поездки в отнюдь не самые живописные уголки страны, вместо того чтобы нежиться на роскошных пляжах Копакабаны или развлекаться на знаменитых карнавалах Сан-Паулу? Поэтому, наверное, я и попросил рассказать Жуана о том, как все начиналось, о его первой экспедиции в Амазонию. — Решение отправиться в район реки Тромбете, на северо-востоке страны, где сложилась угрожающая экологическая обстановка, пришло как-то само собой,— рассказывает Жуан.— Захотелось узнать, почему некоторые преподаватели называли этот район обреченным. Нас, студентов, собралось пять человек, и, дождавшись очередных каникул, мы тронулись в путь. За несколько часов самолет доставил нас в Манаус — главный город штата Амазония. Но как не похож он на столицу страны, сверхсовременную Бразилиа; на гигантский людской муравейник Рио-де-Жанейро или на многоликий, шумный Сан-Паулу!

Казалось, город погружен в полудрему: автомобилей немного, на центральных улицах, хотя и многолюдных, ритм жизни какой-то «замедленный»: люди не суетятся, никуда не спешат. Таким мы увидели Манаус... Впрочем, в городе мы пробыли всего несколько часов, успев осмотреть лишь здание Муниципального театра (единственная, пожалуй, его архитектурная достопримечательность). В Манаусе к нам присоединился Фернанду Кабейра, журналист, специализирующийся на вопросах охраны природы Амазонии. Ему немногим более тридцати, но его острого пера в Бразилии здорово побаиваются не только отдельные нарушители природоохранительных законов, но даже всемогущие транснациональные корпорации.

Скажи свое имя, Талыш

Январь здесь не пушистый и не белый. Декабрь и февраль — тоже. Снег в Ленкорани всегда редкость, выпадет и тут же растает. Вечнозеленые сухие субтропики, рай земной на берегу Каспийского моря, почти около границы с Ираном.

Ленкорань в старину звалась столицей Талышского ханства, но сколько лет, вряд ли кто знает. О ней упоминал еще Геродот. И до Геродота стояла она. Менялась архитектура, рушились крепостные стены, возводились новые, отступало и наступало море, приходили и уходили враги, а Ленкорань все стояла. И сейчас стоит она, сохранив старинный маяк, ханский дворец, добавив панельные коробки и еще немного чего-то современного, железобетонного. Однако не самобытный город привел меня в Азербайджан — Всесоюзная перепись населения.

Из Баку до Ленкорани самолет летит минут тридцать-сорок, поезд идет всего лишь ночь, я же добирался четверо суток. Нет, транспорт здесь ни при чем...

До поездки в Азербайджан я всегда понимал перепись как свободный сбор данных о населении, где каждый волен в ответах. Теперь не знаю — волен ли? — если брать в расчет события еще десятилетней давности.