Журнал «Вокруг Света» №07 за 1993 год

Вокруг Света

У каждого свой Эверест

Сейчас, когда пишутся эти строки, Фукс находится где-то в Северной Атлантике, в районе Исландии. Где он будет, когда журнал выйдет из печати и дойдет до читателей? Сказать с уверенностью нельзя. Но это естественно, когда речь идет о настоящем путешественнике, тем более о моряке.

Наше знакомство с Арведом Фуксом состоялось несколько лет назад благодаря другу редакции, полярному путешественнику и руководителю рязанского центра «Полюс» Михаилу Малахову.

Арведу Фуксу, живущему в Бад-Брамштедте, под Гамбургом, суждено было стать моряком. Поработав морским инженером торгового флота, он побывал, как говорят англичане, «на семи морях» — то есть объездил полмира. Казалось бы, куда уж больше — даже для самой романтичной и ищущей приключений натуры. Но не для Арведа Фукса.

Он пускается в самостоятельные морские приключения, выбирая каждый раз маршруты в самых сложных условиях, в самых труднодоступных уголках земли. Со своим другом, Райнером Нойбером, совершает переход через льды Гренландии за 70 дней, проделывает нелегкий путь по горным потокам Канады, на фальтботах огибает мыс Горн. В 1989 году, во время экспедиции «Айс уок» — «Ледовый поход»,— пеший маршрут которой пересекал Арктику, Фукс и знакомится с Малаховым. Тогда же рождается и план следующей, столь же рисковой, как и все предыдущие, экспедиции «Айс сейл» — «Ледяное плавание» — поход на парусной яхте вокруг Северного полюса.

Кто обогнул мыс Горн...

«Краем земли» назвали миссионеры бушующую штормами Огненную Землю. А среди моряков и поныне бытует поговорка: только тот может считать себя настоящим моряком, кто обогнул мыс Горн.

Идея обогнуть мыс Горн зародилась у меня давно. Несколько лет я проходил неплохую школу в немецком торговом флоте, и все эти годы приходилось слышать ужасные рассказы об этом мысе. У меня создалось впечатление, что возле этого мыса 365 дней в году и 24 часа в сутки свирепствуют сильные бури. Но вряд ли мыс Горн мог действительно быть таким, как его репутация. Мне предстояло выяснить: что из этих рассказов было правдой, а что вымыслом?

Почти каждый хоть раз слышал об этом пользующемся дурной славой месте. Но мало кто с уверенностью может сказать, где оно, собственно, находится: то ли на самом краю Южной Африки, то ли Южной Америки. Большинство просто связывает его с бурями и плохой погодой. В английском «Справочнике путешественника» можно прочитать, что на Огненной Земле самый худший климат на планете. Немецкий путеводитель советует посещать ее только в период с ноября по март: в остальное время там холод и беспрерывные дожди.

Мы выбрали для нашего путешествия самое неблагоприятное время года, а именно — зиму (автор имеет в виду зиму в Южном полушарии.— Ред.). Как и в любом другом уголке земли, здесь бывают затишья, и этими паузами между бурями мы с Райнером Нойбером хотели воспользоваться. Мы оба во время прежних путешествий не раз висели на волосок от смерти, чтобы сейчас, не подумав, идти на риск. Главное — вовремя предугадать малейшие изменения погоды и успеть на них отреагировать. И конечно, мы оба понимали, что достаточно попасть в шторм на наших хрупких фальтботах, и вряд ли будет шанс добраться до конечной цели нашего путешествия. В тщательном наблюдении за погодой, в решении, грести или подождать еще один день,— в этом ключ к успеху или неудаче. Райнер Нойбер и я должны были стать первыми, кто смог бы преодолеть этот путь зимой. Экспедиция предстояла — в этом мы оба были единодушны — полной риска и всяких неожиданностей. Короткие зимние дни, не прекращающаяся сутками вьюга, которая затем могла смениться сильным градом и ливнем,— все это требовало от нас полной отдачи сил, как физических, так и психических.