Журнал «Вокруг Света» №08 за 1989 год

Вокруг Света

Гобелены Толедо

Вот уже больше месяца я живу в Мадриде. И только сегодня, на праздник Девы Саграрио, собрался наконец посетить Толедо, древнюю столицу Испании, посмотреть на старинные гобелены.

Вокзал Аточа — один из старейших в испанской столице, отсюда пригородные поезда идут в Толедо. Здесь всегда многолюдно. Тем более что вокзал буквально нашпигован дешевыми закусочными и барами, где можно довольно сносно перекусить за несколько минут в любое время суток. Вот шумная группа южан-андалузцев. Они считают нужным разговаривать так, словно пытаются перекрыть голосом паровозный гудок, а их жестикуляция напоминает тренировку по каратэ. Рядом школьники с преподавателем (по шоколадному загару нетрудно узнать в них жителей испанского Средиземноморья). Видимо, направляются на экскурсию, а в ожидании поезда штурмуют ларьки сладостей и мороженого. Три священника в строгих сутанах ведут теологическую дискуссию, а может быть, обсуждают виды на урожай. И, как всегда, студенты со своими тощими рюкзаками, но довольно дорогими и несмолкающими гитарами... Нет ни спешки, ни особой суеты.

Ровно в восемь утра, преодолев около 300 километров, поезд останавливается на станции Толедо. До самого города, вернее, до его старинной части, обнесенной крепостной стеной,— километра два. Несмотря на большое количество приезжих, в основном экскурсантов, уже на вокзале чувствуется провинциальный дух небольшого города. Продавцы привокзальных лавок, обслужив клиентов, возвращаются к прерванной неторопливой беседе. Ритм жизни в новом квартале, прилегающем к железной дороге, заметно спокойнее, нежели в Мадриде.

По улице Пасео-де-ла-Роса выхожу на набережную реки Тахо, отделяющей современную часть города от старинной цитадели, сворачиваю на автостраду, окружающую древнюю столицу... и невольно останавливаюсь, пораженный неожиданно открывшейся панорамой города.

Задолго до встречи на Эльбе

В один из самых критических моментов второй мировой войны — и начале сентября 1942 года, когда фашистские войска начали штурм Сталинграда, на Аляску прибыла миссия ВВС Красной Армии во главе с полковником авиации М Г. Мининым. Задачей миссии была приемка американских самолетов по ленд-лизу и отправка их через Берингов пролив в Советский Союз.

Вскоре по воздушному мосту Аляска — Сибирь — Фронт была переправлена первая группа бомбардировщиков А-20 «бостон».

Они приняли участие в Сталинградской битве.

О содружестве советских и американских летчиков повествует доку ментальный рассказ «Задолго до встречи на Эльбе», написанный по воспоминаниям участников воздушных операций. Герой рассказа — капитан Петр Павлович Гамов перегнал с Аляски на Чукотку 340 американских бомбардировщиков Б-25 и А-20 «бостон» и отлидировал 250 авиагрупп. За эту работу он был удостоен орденов Ленина и Красного Знамени, а также медали «За боевые заслуги».

Первый вылет в небе Аляски у него был 28 сентября 1942 года (так записано в его летной книжке). В тот день он сделал четыре тренировочных полета на Б-25 — покружил над Фэрбенксом два часа. Вот тогда командир бомбардировочной эскадрильи капитан Петр Гамов и познакомился с американским инструктором старшим лейтенантом Николаем де Толли — праправнуком знаменитого сподвижника Кутузова в войне с Наполеоном.

После Октябрьской революции мать Николая увезла его ребенком в Турцию, а затем в Америку. Он стал первоклассным летчиком — не было такого типа американского самолета, на котором ему не довелось бы летать!

Старший лейтенант де Толли заметно выделялся среди офицеров, служивших на авиабазе, внушительным телосложением, красивым смуглым лицом, а самое главное, тем, что прекрасно говорил по-русски. Он придирчиво проверял готовность Петра Гамова и его эскадрильи к перегонке боевых машин, но техникой пилотирования своего подопечного остался доволен. У Петра уже был опыт — он доставил несколько «Боингов-25» из Ирана в Москву.