Журнал «Вокруг Света» №08 за 1990 год

Вокруг Света

Упряжка рвется к вершине

Надо просто встать и идти... просто встать... Но то, что легко выполнимо там, внизу, в долине, здесь, на заоблачной высоте, сделать трудно. В лагере уже знают, что мы на седле Эльбруса, то есть на высоте 5300 метров, и наверняка думают: «Ну уж триста-то метров дойдут!»

А я лежал на подстилке из полиуретана, подставив лицо солнцу, и ежился от пронизывающего ветра. Рядом, повиливая хвостами и внимательно рассматривая меня, сидели девять моих друзей — полярные лайки. С двумя из них — Пушкариком и Старым — мы, можно сказать, ходим в «одной упряжке» уже восемь лет, с тех пор, как совершили переход, организованный газетой «Советская Россия» — от Уэлена до Мурманска. Тогда прошли около 10 тысяч километров по нашему Заполярью. И вот судьба забросила Пушкарика и Старого на высочайшую вершину Кавказа...

Восемь лет назад я и не предполагал, что такое может случиться. Идея родилась неожиданно. Побывав в Приэльбрусье, прикинули, что можно подняться на Восточную вершину на упряжке. Знал, что собаки одолеют склоны в 45—50 градусов, но вот как они будут вести себя, как скажется на них высота — мог лишь догадываться. И тут узнаю из газет, что французы поднялись на упряжке лаек на Монблан, высота которого 4807 метров...

Из Свердловска, где мы живем, выехали на автобусе. Собаки хорошо перенесли пятидневную поездку. И вот мы в Приэльбрусье, на живописной горной поляне Азау, на высоте 2300 метров.

Подданные Марии Лионсы

Они тронулись в путь, когда над Гренадой еще царила душная тропическая ночь. Такси с бешеной скоростью мчало их по спящим улицам Гренвиля. Но к месту сбора верующих они все же опоздали, а потому сразу же отправились на священную реку. Корреспондент западногерманского журнала «Штерн» Хуберт Фихте попал туда одновременно с автобусом, битком набитым верующими. Из него высыпала пестрая компания с барабанами, белыми в красную и желтую крапинки флагами и какими-то свертками. Все спустились к воде, распевая песни на африканские мотивы. Можно было разобрать имена духов: Шанго, Ошун, Аду...

Под барабанный бой и песнопения люди стали сыпать в воду рис и кукурузу, выливать растительное масло, молоко, мед. Они побросали в речушку принесенные с собой на огромных подносах фрукты, хлеб и пироги. Возбужденные верующие постепенно входили в экстаз. Вот какой-то крупный мужчина начал дергаться в трансе и, разломив буханку хлеба, побрел через речушку к водопаду, чтобы подставить хлеб под его мощные прозрачные струи. За ним побрел другой. Какая-то девочка, потеряв контроль над собой, упала в воду. Пожилая женщина прыгнула в реку и попыталась плыть против течения.

Похоже, холодная вода немного отрезвила людей, и все отправились в город.

Теперь их путь лежал в молитвенный дом этой секты в Гренвиль. У входа в святилище в специальном ящике лежала голова барана. Дети схватили ее и стали пародировать танцы и состояние экстаза, пока взрослым это не надоело и малышей не отослали мыть руки. Тем временем женщины разложили на полу в два ряда листья бамбука, прямо на них насыпали рис, сладкий зеленоватый картофель, бананы, баклажаны, тыквенное пюре, мясо, рыбу. Ровно тридцать кучек — по числу детей. Помолившись, все сели на корточки и начали руками есть приготовленное угощение.