Журнал «Вокруг Света» №09 за 1987 год

Вокруг Света

ЭВМ находит олово

В новый район отряд переезжал хмурым туманным днем. Время от времени приходилось вылезать из вездехода и брать азимут: в кабине компас безбожно врал.

Прежний участок ничего не дал: геологи отметили лишь редкую вкрапленность касситерита, оловянного камня, однако такие включения больших запасов олова не сулили. Прибыли на место к вечеру, подняли девятиметровую антенну, закрепив одни растяжки к вездеходу, другие — за гранитные валуны. В тайге легче — закинул провод на высокое дерево, и радиосвязь готова, а тут — только мох, ягель, кустарнички да редкая карликовая березка. Тайга закончилась хилыми лиственницами гораздо ниже, где-то на километровой высоте.

— «Русалка»! «Русалка»! Я — «Русалка-29», как меня слышите? Прием,— летит за сотни километров на базу геологов в поселок Батагай.

Представить старшего геолога Людмилу Сергеевну Симонову в распахнутом овчинном полушубке двадцать девятой русалкой еще было можно. Ее же корреспонденту, кряжистому Владимиру Хоркину, которому достались эти позывные, подобная роль явно не подходила. Но в данной ситуации это не имело значения. Людмила знала, что Владимир четкий и оперативный радист — все зафиксирует как надо.

Рыбалка в Тишкове

Колеса неказистой телеги крутятся, кажется, совершенно независимо друг от друга, забирая спицами высокую, по колено траву. Каурая лошаденка неспешно везет огромную крепко-накрепко прикрученную к телеге железную бочку. Аркадий Матвеевич Хапугин и Василий Васильевич Мельников, два старых тишковских рыбака, кого-то уверенно поругивают за проволоку у дороги, кучи металлической стружки, за «грузовик битого стекла», попадающиеся на нашем пути. Пустое ведро погромыхивает в пустой бочке, под которую подсунута коса с остро оточенным полотном, в задке уместился мелкоячеистый бредень...

Село Тишково, где я рассчитывал за отпуск вдоволь порыбачить, стоит на одном из многих островов в дельте Волги. Сюда доставила меня из Астрахани быстроходная «Заря». Дальше, к Каспию, ни одной пристани уже нет. Море, по рассказам стариков, начиналось когда-то сразу же за околицей, теперь оно отступило километров на пятьдесят.

В первый же день я познакомился с тишковскими рыбаками. На берегу, под брезентовым навесом, громко переговариваясь, несколько мужиков чинили невод.

— Возьмете с собой? — спросил я, выслушав для приличия с десяток историй о пойманных когда-то неимоверных рыбах.