Журнал «Вокруг Света» №10 за 1974 год

Вокруг Света

Искатели ветра

Дорога уходила в ущелье, до краев наполненное угрюмой темнотой. Мрачные скалы плотно обступили шоссе. На горы опускалась ночь, а трасса Фрунзе — Ош продолжала работать. Одна за другой тянулись машины к перевалу и спускались с него, ослепляя нас встречным светом. У этой дороги, пересекающей Киргизский хребет, много забот и обязанностей, больших и малых. Она соединяет север и юг Киргизии, весны Чуйской и Ферганской долин, Фрунзенский завод железобетонных изделий со строительной площадкой Токтогульской ГЭС и еще зимовщика Ивана Гуляева с его сыном Сережкой.

Фары ищут в лабиринте скал поворот, колеса буксуют на подмороженном асфальте, я считаю серпантины этой трудной дороги, больше похожей на винтовую лестницу, чем на автотрассу. Ветер подбирает с крутых придорожных склонов снег и швыряет его в лобовое стекло машины...

Хочется помолчать, входя в эту колючую горную ночь, а водитель прикуривает одну сигарету от другой и говорит, говорит без умолку. Когда ущелье перегородила стена хребта, изрядно потеснившая небо, я стал искать глазами неглубокую седловину на ней — перевал Орто-Ашу. Мне нужно было обязательно увидеть огонек на перевале. Нашел все-таки. Правда, мерцает тускло, едва видно. Это из-за густого тумана, а может, потому, что взяли перевал в плотное окружение снежные флаги. Если светится на Орто-Ашу огонек, то на душе может быть покойно. Значит, там все в порядке.

Шофер тоже, видно, заприметил огонек и сменил тему разговора.

Обновление Берлина

Берлин сегодня — один из красивейших городов Европы. Это признает каждый, кто прогуляется хотя бы час по центральным площадям и проспектам столицы ГДР, а затем поднимется на телевизионную башню и посмотрит оттуда, с двухсотметровой высоты, на город.

...Последний приказ Гитлера гласил: «Столица рейха будет обороняться до последнего человека. Борьбу должно вести фанатически — всеми средствами обмана, хитрости и коварства». В предсмертном пароксизме страха отдано распоряжение взорвать мосты, заводы, склады, электростанции, затопить туннели метро, где спасаются от гибели женщины, дети, раненые. Тысячи людей, солдат и гражданских, бессмысленно гибнут перед самым закатом смрадной ночи фашизма...

...Столица Германии являет собой страшное зрелище. Это каменное кладбище. Один из каждых трех берлинских домов разрушен полностью, второй наполовину, третий поврежден. Уцелевшие в этих руинах люди надломлены и потрясены...

А победители ведут себя странно: лечат раненых, тушат пожары, откапывают засыпанных в подвалах, обезвреживают мины, раздают хлеб голодным — короче, поступают с побежденными совсем не так, как предвещала геббельсовская пропаганда. Немцы знакомятся с гуманизмом вчера еще враждебного мира, гуманизмом не показным, а природным, естественно присущим социалистическому строю. Начинается медленная и мучительная переоценка ценностей.