Журнал «Вокруг Света» №10 за 1994 год

Вокруг Света

Navigare necesse est…

Ч

то в переводе с латыни означает «плавать по морю необходимо...». Мы же, перефразируя слова Помпея Секста, командовавшего в античные времена римским флотом, скажем, — не по морю, а по небу, потому как речь у нас пойдет о плавании не по морям и океанам, а по воздуху, словом — о воздухоплавании.

Однако у вынесенного в заголовок крылатого выражения есть и вторая часть — «vivere non est necesse», что значит «жить нет необходимости», в этих словах, кстати сказать, точно в зеркале, отразилась печальная участь фотокамеры «Кэнон» нашего фотокорреспондента Юрия Масляева. И снимки, предлагаемые вашему вниманию, оказались последними в ее профессиональной жизни.

Дело в том, что при заходе на посадку корзина воздушного шара, в чреве которой подгибались коленки — как и учили — у Юрия, ударилась о землю, подпрыгнула, завалилась набок и потащилась по пашне, влекомая опадающим куполом. Наивно раскрытый голубой глаз фотообъектива безумно завращался между шершавой плетеной стенкой корзины и пашней — и через мгновение-другое жизнь в нем угасла, несмотря на отчаянно-рискованные попытки Юрия во что бы то ни стало спасти фотокамеру...

В воздухоплавании, надо сказать, приземление по закону падающего бутерброда — дело не совсем обычное, правда, иной раз случается и такое. Шар легче воздуха, и с его подъемно-объемной силой — две сотни «кубиков» на брата — вообще-то шутки плохи. Нельзя, например, выпрыгивать из корзины, следуя сугубо эгоистическому принципу «спасайся, кто может!», — оставшимся в корзине подобные действия причинят немало неприятных ощущений, как моральных, так и физических. Обычно летная погода для уважающих себя пилотов регламентирована пределом скорости ветра 5 метров в секунду.

Корабль начинается с киля

У редакции журнала будет шхуна «Вокруг света»

С

чего начинается корабль? Разумеется, с киля, скажет любой моряк. А вернее, с его закладки и еще освящения — обряда, сравнимого с таинством крещения. Потому что корабль — как человек: рождается, живет и рано или поздно уходит из жизни...

 

Воскресное утро 26 июня этого года в Петрозаводске выдалось пасмурным, нетеплым, тога и гляди заморосит дождь. Под слабым дуновением северного ветерка чернильная гладь Онежского озера словно сморщилась, подернувшись легкой зыбью. Однако, несмотря на ранний час и не летнюю прохладу, на примыкающую к городской набережной пристань, где стоял ошвартовленный лихтер «Ковчег Одиссеев», прибывала публика — петрозаводчане и гости города, привлеченные странным на первый взгляд зрелищем: на палубе лихтера собрались какие-то люди, среди них — батюшка в полном облачении, с кадилом в одной руке и требником в другой, царь Петр I собственной персоной со своим сподвижником Александром Меншиковым — оба в расшитых золотом парадных камзолах, пышных белоснежных жабо, на ногах ботфорты, и еще человек десять-двенадцать, одетых попроще.