Журнал «Вокруг Света» №10 за 1995 год

Вокруг Света

Гонка

Обычно он немногословен. Предпочитает внимательно слушать собеседника. Несколько конкретных вопросов по ходу разговора и короткий монолог — таков привычный стиль беседы президента Международной ассоциации «Кентавр» Григория Никишкина.

Но сегодня его трудно узнать. Вот уже два с лишним часа он говорит, лишь изредка останавливаясь для того, чтобы отхлебнуть чаю или выслушать какую-то сверхсрочную информацию по радиотелефону. Несколько дней назад Григорий вернулся с ралли Париж — Дакар, в котором участвовал как полноправный гонщик, и решил поделиться своими выводами и наблюдениями, словом, выплеснуть груз впечатлений. Вдруг ловлю себя на мысли: а ведь сердцем он все еще там — в гонке, в горах Испании, на каменистых плато Марокко, в песках Мавритании и саваннах Сенегала... Может быть, то, что он рассказывает, покажется интересным и поучительным для тех наших соотечественников, кто через год, возможно, захочет повторить рисковый опыт первопроходцев и выйдет на старт этой престижной гонки, сумев избежать досадных промахов и ошибок, допущенных в первом «путешествии дилетантов». Итак, слово очевидцу и участнику событий...

А началось все так...

В автоспорте я — новичок. Имею, правда, квалификацию водителя второго класса, поэтому, с тех пор как начал заниматься серьезным делом, предпочитаю сам водить свой «роллс-ройс». В последний год увлекся джипами-вседорожниками.

Запах солнца

Фудзи-человек

На токийском аэродроме меня встречал глава департамента гляциологии, профессор Фудзи. После сдержанных приветствий мы сели на электричку и через час были уже в Токио. Фудзи взял такси и еще почти через час с ожиданиями в пробках мы добрались до Института полярных исследований — прекрасного пятиэтажного модернового здания на северной окраине Токио Итабаши-Ку («Ку» — значит «район»).

Рядом с институтом стояло такое же современное, но меньшее здание с бронзовой табличкой «Полярный клуб», и я вспомнил, что жил здесь, когда был первый раз в Японии десять лет назад.

В пустынном, открытом вестибюле института на коврике стояло несколько пар разных ботинок и туфель, а рядом — большая, четырехэтажная полка с десятками пар синих шлепанцев разного размера, напоминающих, что здесь надо менять обувь...