Журнал «Вокруг Света» №11 за 1978 год

Вокруг Света

Взлет

Сходишь с поезда и сразу чувствуешь, что город гордится своим именем: с портрета улыбается Юрий Гагарин.

Поднимаюсь к центральной площади, а навстречу, выделяясь среди пестроты летних одежд защитным цветом штормовок, неторопливо идут на вторую смену ребята, блестя веселой чернотой южных глаз, и девчонки с выгоревшими челками. На брезентовых спинах тиснуты слова — «Волгоград», «Казахстан», «Новороссийск», «Армения», а поверх рисованных гор и лесов обязательно еще — «Гагарин-78». Замыкает это шествие рабочей смены Юрий Гагарин — на постаменте, по-мальчишески закинувший куртку на плечо. Он размашисто шагает по Красной площади мимо древней Казанской церкви с опаленными войной луковками пятиглавия, идет по улице своего имени, по своему городу.

Под его ногами лежит Гжать, свидетельница тяжких бед и великих подвигов за 250-летнюю историю города. А за спиной Юрия Гагарина на каменных плитах высечены имена тех, кто заслонил собою революцию от пуль ее врагов во время кулацко-эсеровского мятежа в 1918 году. В то ноябрьское утро выстрелы в Гжатске тревожно отозвались в родной деревне Гагарина — Клушино.

Земля без воды

Почти в шестистах километрах от самой западной точки Африки — Зеленого Мыса — лежат эти острова: десять больших с самым главным Сантьягу и сколько-то совсем крохотных — скалистых, птичьих. Здесь постоянно дует северо-восточный пассат. Шесть островов, развернутых строем навстречу ветру, именуются Наветренными (Барлавенту), а четыре, вытянувшихся в цепочку по направлению пассата, — Подветренными (Сотавенту). Все вместе носят название островов Зеленого Мыса. Слово «зеленый» имеет отношение лишь к мысу. но никак не к архипелагу. Растительности здесь очень мало, лесов практически нет совсем. За последние десять лет на острова не выпало ни одного дождя...

Сантьягу

Тьма была вначале, — время спустя пришел человек, а с ним — трагедия засух.

(Мануэл Лопес)