Журнал «Вокруг Света» №11 за 1993 год

Вокруг Света

Моаи нучились ходить

Несколько лет назад журнал рассказывал об эксперименте чешского инженера П. Павела, который искал подтверждение своей гипотезе о происхождении каменных истуканов-моаи («ВС» № 3 — 4/90). Сегодня мы вновь обращаемся к этой теме, правда, в несколько неожиданном ракурсе.

Остров Рапа Нуи, он же остров Пасхи. Крохотная точка в Тихом океане — а как знаменит! Еще бы! Его жители считаются самыми одинокими в мире — говорят, они «дальше всех ото всех». И каменные истуканы до сих пор загадочно взирают со своих платформ на ученых и туристов и по-прежнему хранят свои тайны. Но теперь их узнают во всем мире. Кевин Костнер снимает фильм об их истории — «Рапа Нуи». Картина будет называться так же, как остров, как и язык аборигенов, как и их эпос...

Главную роль в фильме сыграют моаи — венец полинезийской культуры. Но они слишком тяжелы, и потому им придумали дублеров, которые сделаны не из вулканического туфа, а из пластика, и будут стоять там, где захочется режиссеру. А если понадобится, они станут передвигаться по острову...

...Гринго ошиблись. Они не спросили Тераи Хуке. А он бы им сказал: «Привозите с собой камеры, свои компрессоры и кабели, свои специальные эффекты, свои пластиковые уши и резиновых акул. Но сценарий оставьте в Голливуде. Он здесь не приживется, ибо этот остров еще никому не удалось завоевать — ни голландцам в 1722 году, когда здесь, в первый день Пасхи, появился корабль Якоба Роггевена, ни испанцам в 1770-м, ни чилийцам после 105-летнего владычества, и даже Туру Хейердалу не повезло. Это остров моего народа, и никому не украсть у него его историю».

Неизвестный взрыв

Гибель линейного корабля «Новороссийск» в середине пятидесятых годов — самая крупная катастрофа на военном флоте, происшедшая в мирное время и повлекшая за собой небывалые человеческие жертвы. Эта трагедия до недавнего времени тщательно скрывалась от общественности. И только в наши дни, когда появилась возможность ознакомиться с некоторыми архивными документами, с которых снята секретность, делаются попытки разобраться в трагедии сорокалетней давности. В нашем случае за это взялся бывший офицер линкора «Новороссийск» Октябрь Петрович Бар-Бирюков. Ему помогали те, кому довелось в ту роковую ночь вести борьбу за живучесть корабля, обеспечивать работу боевых постов, спасать людей из затопленных отсеков и помещений.

Сам Октябрь Петрович в тот страшный час оказался на берегу. Ему довелось прослужить на «Новороссийске» артиллеристом — с лейтенанта до капитан-лейтенанта. В конце 1954 года он был откомандирован на учебу на Высшие специальные курсы, по окончании которых должен был вернуться на свой корабль. Но по роковому совпадению в дни его возвращения в Севастополь на линкоре, стоявшем на внутреннем рейде, разыгралась трагедия. И еще: линкор «Новороссийск» — это бывший итальянский линейный корабль «Джулио Чезаре»(Юлий Цезарь). Его наш ВМФ получил в 1949 году в счет репараций при разделе итальянского флота союзниками — победителями во второй мировой войне.

Итак — 28 октября 1955 года. Пятница. В этот день линкор «Новороссийск» совершил свой последний выход в море. Утром он снялся со своих штатных швартовных бочек № 14, находившихся в глубине Северной бухты, возле небольшой бухточки с романтичным названием — Голландия. Выход проходил под командованием старшего помощника командира корабля—капитана 2-го ранга Г.А. Хуршудова. Он временно замещал последнего командира линкора — капитана 1-го ранга А.П. Кухту, убывшего в отпуск.

Вечером корабль возвратился на базу. Перед входом в гавань было получено приказание от оперативного дежурного штаба эскадры — встать на бочки № 3. Эти бочки принадлежали другому линкору — «Севастополю» и в это время пустовали. Они находились в двух кабельтовых от Госпитальной стенки, в самом начале Северной бухты, сравнительно недалеко от Графской пристани. Это обстоятельство устраивало командование и штаб эскадры, который собирался перейти на «Новороссийск».

Примерно в 18 часов, пройдя входные — боновые ворота, линкор направился к указанной ему стоянке. Но при подходе к носовой бочке корабль, управляемый врио командира «Новороссийска» Хуршудовым, «проскочил» ее... Хотя, чтобы сдержать инерцию движения линкора, Хуршудов и отдал перед этим якорь. Но проделал он все это несколько в стороне от обычного места отдачи якоря. Потом, с помощью подошедшего буксира и подбора вытравленной якорь-цепи, положение корабля было выправлено, и он встал на левый якорь и обе бочки № 3. Вдаюсь в эти детали потому, что все они имеют важное значение для выявления истинных причин подрыва линкора на этом месте. Но об этом — ниже.