Белая гвардия, путь твой высок...

Волков Сергей Владимирович

Статья историка С. В. Волкова, составителя, научного редактора, автора предисловия и комментариев к книгам серии «Белое движение» — самого капитального издания такого рода, в котором собрано большое количество воспоминаний, в том числе публиковавшихся в малотиражных эмигрантских изданиях и практически неизвестных в России.

Сергей Волков

Белая гвардия, путь твой высок…

Великие трагедии в истории государств и народов всегда становятся трагедиями и личных судеб отдельных людей, дают возможность в полной мере проявиться как худшим, так и лучшим человеческим качествам, являют образцы трусости и героизма, предательства и верности, беспринципности и твердого следования своим убеждениям. Всего этого было достаточно и в нашей российской трагедии, уничтожившей великую державу, давшую миру на протяжении столетий своего существования выдающиеся образцы человеческой культуры.

Большевистский переворот, подведший черту под историей государства Российского и установивший невиданный в мировой истории тоталитарный режим, не имеющий себе равных по количеству и качеству злодеяний, был совершен, как известно, довольно легко. Страна, пережившая восемь месяцев политической нестабильности, неопределенности и хозяйственной разрухи, восприняла новых властителей с усталой покорностью. Ее общественные силы были дезорганизованы, разобщены и оказались неспособны предотвратить переход власти в руки левых экстремистов, апеллировавших к самым низменным инстинктам толпы. Как верно заметил академик С. Ф. Ольденбург, «темные, невежественные массы поддались на обман бессмысленных преступных обещаний, и Россия стала на край гибели». К тому же мало кто представлял себе тогда и существо доктрины новых правителей и их облик; большевики рассматривались лишь как одна из многих партий, соперничавших на политической сцене страны, и большинство населения не ждало от них каких-то особенных бед. Когда же подвалы и рвы наполнились трупами расстрелянных и запылали не желавшие отдавать последний хлеб деревни, было уже поздно: массовое сопротивление кровавому режиму на контролировавшейся им территории организовать было невозможно.

Но и в первые месяцы большевистского правления находились люди, отдававшие себе отчет в происходящем и не желавшие смириться с новой диктатурой. Большевиками было разогнано Учредительное Собрание, попраны все основы правовой государственности, демократические свободы, право собственности, разрушена экономика, разложена и уничтожена армия и, наконец, заключен в интересах сохранения своей власти унизительный Брестский мир, отдававший Германии едва ли не половину европейской территории страны. И понятно, что люди, чьи ценности и идеалы были тем самым жесточайшим образом поруганы, решились выступить в их защиту с оружием в руках. В ответ на красную тоталитарную диктатуру захвативших власть большевиков возникло белое движение (белый — традиционный цвет благородства и законности), объединившее со временем всех ее противников — от меньшевиков до монархистов, от уральских рабочих и сибирских крестьян до гвардейских офицеров. Все, что было в России достойного, сохранившего честь и патриотизм, объединилось в его рядах. Со временем общее число участников белого движения выросло до нескольких сот тысяч человек.

Но начинали борьбу сотни, в лучшем случае, тысячи людей. Колыбелью движения стал Дон, где поздней осенью 1917 г. создавалась Добровольческая армия во главе с генералами Л. Г. Корниловым и М. В. Алексеевым, и название этой русской реки стало символом его.