Войти в Тень

Волоцкая Ольга

Большинство «нормальных людей» старается держаться подальше от мутантов-паранормов – а остальные готовы заплатить им неплохие деньги за исполнение, мягко говоря, необычных заданий…

Именно такие заказы и берет команда «Shadowrun» – пророк, телекинетик, пирокинетик и их лидер – телепат Мартин Той.

Они готовы работать на каждого, кто способен заплатить их цену. Опасные артефакты?

Древняя индейская магия?

Погоня за таинственными сокровищами?

Мартин и его друзья согласны на все. Они не боятся никого и ничего.

Их девиз прост – выполнить работу и остаться после этого живыми!..

Играем вслепую. Мартин

Глава первая

Мааа-рррр-ттииинн… Маааарррр-тиииин…

Это море перекатывает на языке мое имя и забавляется, встряхивая в воде песок и камешки. Я смеюсь, играя с ним, дразню волны и отбегаю подальше, когда они подбираются слишком близко. Белая пена облизывает берег и мои ноги. Мне весело, мне очень весело! В первый раз в жизни меня привезли на море, и я был удивлен, насколько этот мир отличается от того, к которому я привык.

До трех лет меня решались вывозить только в Баден. Там был густой, биологически скорректированный лес и в нем причудливые, медленно двигающиеся тени деревьев, с которыми тоже можно было играть, хоть и не так увлекательно, как здесь с морем. Там жили специально обученные звери и птицы. Там было безопасное и закрытое от чужих глаз пространство…

А здесь все было по-настоящему. Бескрайнее море и небо, свободный ветер, горизонт насколько хватало взгляда. И то, как я это чувствовал.

Море и небо дышало и двигалось со мной в унисон. Или это я угадывал их ритм и не желал отставать?

Глава вторая

…Я усмехнулся, разжимая затекшие пальцы, вцепившиеся в покрывало. Кажется, начинало отпускать. Все-таки советы психологов не всегда бывают бесполезны для паранормов. Даже если психологи не знают, кому и зачем они это говорят.

Очень хотелось курить, поэтому я выпутался из покрывала и спустил ноги с кровати. Пол среагировал на нагрузку, и автомат, мелодично прозвенев, нежным голосом сообщил: «Три часа сорок пять минут». Я вздрогнул и зашипел сквозь зубы, ругая себя за то, что опять не перенастроил систему номера под свой режим. Впрочем, было уже поздно.

Первым делом я нашарил свою одежду, брошенную вечером на кресло возле кровати. В кармане рубашки должны были быть сигареты. Включать доставку сейчас не хотелось, к тому же я сомневался, что у них есть моя марка. Слава богу, пачка была, и даже не почти пустая, как обычно. Я забрал сигареты вместе с рубашкой.

Мне хотелось курить, мне нужно было успокоиться и разложить все по местам у себя в голове. Я знал, что все наше будущее происходит из прошлого, но также я был уверен, что ни одной ошибки, кроме той, что мне подарила природа в виде Дара, я не совершил. А последнее от меня и вовсе не зависело. Если в тебе есть Дар, он обязательно проснется так или иначе, вне зависимости от возраста. Ты можешь погибнуть или нет, это уже как сложатся обстоятельства, в которые ты попал при пробуждении, но отказаться ты все равно не сможешь.

И чем раньше случится пробуждение, тем лучше для тебя.

Глава третья

…Мой коктейль закончился, и я вновь пустился в короткое путешествие до бара. Второй коктейль я выпил залпом и смешал себе третий.

Алкоголь не всегда успокаивает нервы, но зато прекрасно притупляет восприятие. И через несколько бокалов ты уже почти не чувствуешь мира вокруг, а он уже почти не слышит тебя. Действие, схожее с транками, только гораздо менее разрушительное.

Спиться окончательно мне тогда не дало только собственное упрямство и постоянное чувство опасности. Когда я уехал из Германии, у меня тотчас же на хвосте повисли представители госструктур, специализирующихся по поиску паранормов. И вообще, мою жизнь с того момента можно было бы представить только как вечный поиск денег, укрытия и работы. С деньгами все обстояло довольно забавно. У меня был счет, как у косвенного наследника, с которого я мог пользоваться минимальным процентом до восстановления себя в качестве учащегося или работающего члена социума. Но, хлебнув свободы, я уже не очень-то торопился возвращаться в уютное болото семейных устоев. Я купил себе новые документы, старые аккуратно сдав на хранение в банк и отправив моему юристу код от ячейки со всеми инструкциями.

С работой тоже все более или менее наладилось. Игорный бизнес, избранный мной, еще когда я учился в университете, – для пополнения моего кошелька, – был освоен довольно быстро и вполне меня устраивал.

Свободная жизнь, без каких-либо обязательств, также пока казалось мне весьма привлекательной.

Глава четвертая

Из гостиницы я вышел как будто в тумане. По пути к себе завернул в небольшой винный бутик, принадлежащий ресторану моего отеля, и вышел оттуда с небольшим, но увесистым пакетом. Сидеть и напиваться в общем баре я сейчас был не состоянии, а запасов в номере могло и не хватить. Мне нужно было абстрагироваться и подумать. Для начала я должен был стать незаметным для любого ментального считывания.

Все то время, что я провел с Оскаром, я старался быть как можно естественней. Я искренне нервничал и вел себя, как и положено молодому психованному телепату с почти отключенной логикой. Я не знал, насколько Дар Стаковски сливается с другой степенью ментальности – телепатией. Мне совсем не надо было, чтобы Стаковски распознал мою… радость?

Я добился своего. Меня приглашала вольная команда. Сама!

Вся моя беготня от любых структур в ожидании того, что я хочу, стоила свеч. Это была игра по-крупному, многоходовка на выживание.

Только вот выглядит это сейчас отнюдь не так радужно, как я себе представлял.

Глава пятая

Четверо мужчин порознь проходили регистрацию в аэропорту, один только раз, якобы случайно, столкнувшись перед багажным отделением. Самый молодой из них, почти мальчик, сопровождался до самого билетного контроля стареньким роботом-слугой. Робот был без звуковой приставки, еще на колесах, а не на силовой подушке, с телескопическими манипуляторами вместо гибких щупалец. Вся эта древность выглядела очень трогательно, но мальчик явно стеснялся ее и делал вид, что это не с ним.

Высокий седой мужчина дольше всех задержался на терминале таможни. Ему пришлось предъявлять довольно большую папку документов. Видимо, его багаж содержал нечто такое, что требовало к себе серьезного отношения.

Быстрее всех прошел таможню молодой бизнесмен. Костюм в легком кофре, кейс с личным ноутбуком – вот и все вещи, которые у него были. Он положил кофр на текучую ленту сканирования, унесшуюся дальше в багажное отделение, и забрав карточку регистрации прошел на посадку.

Четвертого же практически никто не заметил. Любые попытки проявления интереса к себе он пресекал ослепительной улыбкой, что заставляло моментально забыть и о нем, и о своем интересе. Он улыбался всем, кроме тех троих, на которых незаметно поглядывал иногда с некоторым удивлением. Казалось, в его глазах читался вопрос «И как это меня так угораздило?»

Золотые дороги мертвых

Глава первая

Первый слой мира для людей. Второй для паранормов. Так было и будет всегда. Первый мир и Второй мир. Паранормы действуют только тогда, когда поставленная задача превосходит человеческие возможности.

У нашей команды не было главных и второстепенных заданий. Все задания были главным – средством к существованию. Нашим заказчиком мог стать кто угодно, из тех кто мог хранить тайну существования Второго мира. По большей части это были обычные люди, которым рекомендовали обратиться за помощью к серьезным специалистам, то есть к нам. И чаще всего заказчики не очень-то представляли себе, кто же на самом деле и как решает их проблемы.

Конечно, были и свои поручители, и системы гарантий, но смысл нашей работы всегда заключался в одном – сделать то, на что был не способен даже суперподготовленный человек.

Мы паранормы – мы могли гораздо больше.

Глава вторая

– 

Март,

 – раздался в моей голове голос начальства. –

Я знаю, что ты можешь проваляться вечность где-нибудь в тиши у моря, но если ты через пять минут не будешь на месте, то на задание поедешь мокрым. В лучшем случае.

Вот так всегда, стоило мне предаться воспоминаниям, а точнее приведению себя в порядок после них, как я сразу понадобился.

О нынешнем задании мы с Джо узнали как обычно. Стаковски говорил, что давать нам до поры до времени лишнюю информацию просто опасно для нас же самих. Поэтому начальной подготовкой, как и встречами с предположительным заказчиком, он занимался сам. Прикинув специфику будущей работы, брал меня или Кая и исчезал на неделю, две.

Спрашивать его о чем-то, что он еще не решил сказать, дело бессмысленное. Немного проще было разговорить Кая. Но со временем это удавалось мне все труднее.

На данный момент Кайто – семнадцатилетний мальчишка – телекинетик и компьютерный гений по совместительству, спокойный, как танк, и ядовитый, как банка скорпионов. Он начинал работать со Стаковски самым первым из нас, тогда у них был еще дуэт. Его мать-японка наперекор родственникам с островов вышла замуж за гайдзина-европейца, а точнее – латиноамериканского метиса. И получилась гремучая смесь из восточного хладнокровия и латиноамериканского обаяния по имени Миядзаки Кайто, если брать его имя по родине матери, и Кристофер Ламбродзо – по отцу. Для удобства мы скрестили эти два имени, и получилось Кай Ламбро. Артистичен он был невероятно и так же невероятно непредсказуем. Справиться с ним мог только Оскар.

Глава третья

– Ну вот и все, – равнодушно сказал Кай, закончив рабочую зачистку.

В окно моей комнаты светило закатное солнце, и его луч сквозь распахнутую мной дверь золотистой дорожкой подбирался к спинке кресла телекинетика. Ирландец закончил со следящими устройствами, незаметно дополняющими интерьер номеров любой уважающей себя гостиницы, и, отряхивая колени, вылез из-за моей кровати.

– Пятнадцать, – его низкий голос прозвучал как обычно мягко.

– Есть, – отозвался компьютерный гений из-за спинки кресла.

Уничтожать подобные вещи было небезопасно, но лучше пусть они получают ту информацию, что мы сочтем нужной, и считают реальной, чем полезут к нам со своим любопытством. Видео– и аудиосистемы перенастраивались Каем всегда безупречно.

Глава четвертая

– 

Оскар, можешь это считать посягательством на твой Дар, но я бы сейчас не поехал в нашу гостиницу. Может быть, есть идеи получше?

Стаковски покосился на ирландца в зеркальную ленту заднего вида. Невозмутимое лицо О'Келли не выдавало ни малейшего движения мысли.

«Мне иногда нравится изображать тупого мобила», – как-то признался он мне.

– 

Мартин, Кайто, вы сможете работать без оставшегося в гостинице багажа?

Я

бросил взгляд в зеркало и встретился глазами с Каем. Тот пожал плечами и отвернулся к окну.

Глава пятая

Музей спал.

Естественно с самого знакомства я не отпускал с ментального поводка нашего доброго клиента и поэтому мог более-менее точно сказать, что происходит во вверенном ему заведении. Тянулась нескончаемая ночная смена. Охранник у входа накачивался кофе и попеременно крутил на компьютере то порнуху, то компьютерные игры. Черно-белые мониторы в комнатке за его спиной были лишены внимания и его напарника, который просто спал на вверенном ему посту – вот такой неодолимый приступ сонливости его одолел. Я же всегда говорил – физиология великая вещь! И поэтому ни один зритель сейчас не наблюдал за пустыми залами и уныло гуляющими по ним секьюрити.

Охрана внутри здания, изрядно замученная, вспоминала все известные ругательства, адресуя их похитителям и связанному с этим обострению паранойи у начальства, из-за чего охранники даже свой кофе пили на ходу, блуждая по залам и переходам огромного хранилища.

…Машину мы оставили на частной стоянке за два квартала до нужного нам места и отправились пешком. Я расслабленно плавал на грани реального мира и своего ментального восприятия. Все-таки я немного устал, да и запах смерти и крови выматывает, особенно когда нельзя выставить нормальную защиту. Джо уже начал поглядывать на меня с беспокойством. В его обязанности также входило реальными действиями иногда возвращать меня на грешную землю, чтобы ментал не отключал меня в самый неподходящий момент.

Охранника на входе я зацепил практически мгновенно. Его даже не пришлось подталкивать в нужную сторону. Просто чуть добавить безответственности и усилить естественные желания. Тем более что банальным походом в клозет они не ограничивались.