Космическая чума. Сборник

Вульф Гэри

Смит Джордж Оливер

Острота интриги, динамизм поступков героев и, конечно, самые невероятные приключения — вот то главное, что объединяет два романа этого сборника. Детектив с героем сыщиком-суперменом переместился в космические пространства, раздвинув границы этого популярного жанра.

Сокращённый вариант антологии 1993 года. А сократили именно: Уильям Нолан. «Спейс работает по найму» (роман)

Гэри Вульф

Кукла-чудовище

Часть первая

Актер кукольного театра

Мимо проехала машина. Узкий пучок света слабо отразился от сырой кирпичной стены, скользнул, словно невесомая рука, по черному прямоугольнику двери и исчез.

Сэм Корвейн продолжал неподвижно сидеть на корточках в своем укрытии, пока шум мотора не затих в ночи. Заколотившееся сердце почти успокоилось. Он поднялся из-за кучи картонных коробок и контейнера для мусора и, пригнувшись, шмыгнул к двери.

Часть вторая

Кукла-чудовище

Человек пытался выбраться на берег.

Его тело наполовину погрузилось в грязную, масляно поблескивающую дождевую воду, которой быстро заполнялась воронка от взрыва. Обрубленные пальцы лихорадочно шарили по размякшей земле и снова соскальзывали назад. Одежда висела клочьями и была прожжена во многих местах.

Левой ноги не было. Ниже колена торчал только черный обрубок, из которого сыпалась порошкообразная серая масса, а на месте лица на темно-серой поверхности неровные дыры и трещины указывали места, где прежде находились рот, нос и глаза. Тело буквально расплавилось от чудовищной температуры, образовавшейся при взрыве.

Но он жил…

Вопреки всем законам природы ужасная, изуродованная кукла жила. Ее тело дернулось, словно его сотрясла мощная внутренняя судорога, повернулось на мокрой земле, опять схватило обгорелыми обрубками грязь и упорно начало подтягиваться. Туловище миллиметр за миллиметром стало выползать из воронки.

Часть третья

Серая смерть

В пилотском кресле в неестественной, судорожной позе сидел человек.

Его руки лежали на штурвале боевого самолета, но он, казалось, совсем не держался за него, управляя машиной. Голова его благодаря сферическому летному шлему с опущенным затемненным стеклом была похожа на голову какого-то насекомого. Лицо выглядело очень напряженным и бледным. На верхней губе поблескивал мелкий холодный пот.

Истребитель «фантом» с чудовищной скоростью мчался на восток. Почти сразу же после старта он преодолел звуковой барьер и с грохотом, который следовал за ним, как треугольная носовая волна за кораблем, летел, заставляя вздрагивать ландшафт Южной Англии далеко внизу под собой. Грохот двигателя отставал от самолета, и в маленькой пилотской кабине царила почти неестественная тишина.

Человек застонал. Его руки задрожали, и он хотел снять их со штурвала, но сил для этого у него больше не было. Его тело внезапно дернулось, как от неожиданной внутренней судороги, выгнулось и осело в кресле, словно резиновая кукла, из которой выпустили воздух.

Лицо человека как-то сразу осунулось и приобрело сонное выражение.

Дж. О. Смит

Космическая чума

1

Я плавно скользил по бесконечной прохладной простыне в вязкую пропасть, на дно которой кто-то вылил пару цистерн дезинфицирующего раствора. Было приятно от ощущения, что я укрыт лишь тонким одеялом, а не грудой искореженного металла вперемешку с разной дрянью, которая еще недавно называлась автомобилем, мне также нравилось, что одеяло не спадает от этого бесконечного скольжения. Мне казалось, что моя душа отделилась от тела, и это радовало, потому что тело горело, как созревший стошестидесятифунтовый нарыв. В то же время правую руку я не чувствовал совсем, зато с левой ноги, похоже, содрали всю кожу. Тот же садист, что проделал со мной все это, каким-то образом умудрился вставить мне в грудную клетку острую спицу, которая при каждом вздохе все глубже входила в измученное тело. В каком состоянии находятся мои глаза, я не знал, — на них лежала повязка, кроме того, я ничего не слышал. В принципе, я не знал — умер я или нет, но склонялся к мысли, что нет, потому что никогда не слышал, чтобы на том свете кто-то пользовался дезинфекторами.

Мне повезло, я не долетел до дна пропасти, а повис где-то в пространстве, плавно покачиваясь. Пора было каким-то образом определить, где я и что от меня осталось. Я и до аварии был паршивым эспером, а сейчас и вовсе ослабел — моей чувствительности хватало всего на несколько дюймов пространства. Простыни, одеяло, кровать. Самое новое из человеческих чувств оказалось самым хрупким, зато обоняние ничуть не пострадало, скорее даже наоборот.

2

Я почувствовал, что пора попытаться встать, но тут в палату бегом ворвался доктор Торндайк.

— Не спеши, Стив, — сказал он нетерпеливо и уложил меня в постель рукой, которая оказалась неожиданно сильной и в то же время мягкой.

— Катарина? — умоляюще прохрипел я.

Торндайк нажал кнопку вызова и набрал на пульте какой-то код, или что-то вроде того, перед тем как мне ответить.

— Стив, — признался он. — Все равно нельзя скрывать от тебя вечно. Хотя мы надеялись сказать тебе это чуть позже, когда ты окрепнешь…

3

Следующей недели я почти не помню и не буду вдаваться в подробности. Короче, я прослыл женихом, упустившим невесту, а жизнь между туманными обвинениями и полускрытыми насмешками была довольно жалкой. Два-три раза я говорил с полицией как гражданин, запрашивающий определенную информацию и сетующий на неосведомленность соответствующих служб. Вскоре меня просто стали посылать куда подальше. Очевидно, полиция забросила столько же удочек, сколько рыбацкая флотилия на Большой Банке, а улов был меньше, чем в Мертвом море. Они сами признались в этом; миновали дни, когда полиция посылала многочисленные рапорты о ежечасно готовящихся арестах, а это значило, что они сели в лужу. Полиции с ее прекрасной компанией пси-специалистов пришлось признаться в своем бессилии. Я беседовал с телепатами, которые сказали мне, что я ел на завтрак в день поступления в подготовительные классы, и с эсперами, которые могли распознать цвет носимой вчера одежды. Эти парни были молодцы и хорошо знали свое дело. Но Катарина Левис исчезла точно так же, как Амброзия Бирс. А решиться встретиться лицом к лицу с отцом и матерью Катарины, приехавшими с востока, чтобы повидать меня, мог только сумасшедший.

Поэтому первым делом я отправился обратно в госпиталь, надеясь, что доктор Торндайк сможет чем-нибудь помочь. В моем бессознательном лепете могли проскользнуть слова, значение которых навело бы на какой-нибудь след Катарины.

Но и здесь меня подстерегала неудача. Начальство госпиталя очень извинялось, но пару дней назад доктор Торндайк перешел в Медицинский Исследовательский Центр. Связаться с ним невозможно, потому что он взял шестинедельный отпуск, который собирался потом продлить, и отправился в поездку по Иеллоустоунскому заповеднику, не сообщив маршрута.

Я остановился на ступеньках госпиталя, надеясь поймать рейсовый коптеркеб, когда двери распахнулись, и из них вышла женщина. Обернувшись, я взглянул на нее. Это была мисс Фарроу, моя недавняя сиделка. Оказалось, что и она узнала меня.

— Ба, мистер Корнелл, что это вы опять здесь делаете?

4

Следующие шесть недель я провел в глубокой депрессии. В конце четвертой недели я получил маленькую картонную коробку, содержащую кое-какие мои личные вещи, которые находились в квартире Катарины. Мужчина не может неделями встречаться со своей девушкой, не забывая у нее каких-нибудь вещей вроде зажигалки, галстучной булавки, каких-то бумажек, писем, книг и всякого хлама, из ценных и ненужных предметов, которые потом оказываются дороги нам по той или иной причине. Получить такую посылку — все равно, что заново пережить сильнейшее потрясение, и это выбило меня из колеи дня на три-четыре.

Потом, в конце шестой недели, мне принесли открытку от доктора Торндайка. На ней была стереолитография какого-то вида Иеллоустоунского заповедника, но не того всемирно известного Великого Нагромождения, а нечто более прозаическое.

На обороте было какое-то загробное послание:

Я перевернул открытку и критически ее осмотрел. Меня осенила мысль. У обочины стоял высокий размалеванный сварной дорожный знак. Тот же самый дорожный знак, что так не вовремя привлек мое внимание.