«Будь проклят Сталинград!» Вермахт в аду

Вюстер Вигант

«БУДЬ ПРОКЛЯТ СТАЛИНГРАД!» (Verflucht seist du, Stalingrad!) – после катастрофы на Волге, где полегла армия Паулюса и был развеян миф о «непобедимости» Рейха, не было в Вермахте худшего ругательства и более страшного проклятия. Здесь, в огненной преисподней Сталинграда, сгорела гитлеровская мечта о мировом господстве и был остановлен германский «дранг нах остен». А те, кто пошел дальше на восток, брели в бесконечных колоннах немецких военнопленных. Среди этих обмороженных, израненных, умирающих от голода доходяг был и Вигант Вюстер, прошедший все круги Сталинградского ада и из 20-летнего блестящего офицера превратившийся в седого дряхлого старика, который на всю оставшуюся жизнь затвердил фронтовую мудрость: «Будь проклят Сталинград!»

Обо всем этом – о беспощадной бойне в волжских степях и утерянных победах, о неслыханных потерях и невиданном разгроме, сломавшем хребет Вермахту, – он рассказал в своей книге, признанной одним из самых страшных свидетельств о Второй Мировой.

Перевод: А. Кияйкин

Глава 1 От Харькова до Дона

Чем дальше наш поезд шел на восток, тем более спиной к нам поворачивалась весна. В Киеве было дождливо и прохладно. Мы встретили множество итальянских военных транспортов. Итальянцы, с перьями на шляпах, не производили хорошего впечатления. Они замерзали. В Харькове кое-где даже лежал снег. Нас выгрузили на пригородной станции под названием Novaya Bavaria или что-то вроде этого. Когда мы двинулись через город на своих откормленных конях и с экипировкой, начищенной по довоенным стандартам, чтобы занять место расквартирования в колхозе на северной окраине города, раздалось несколько криков со стороны солдат, что бежали по улицам, некоторые выглядели довольно оборванно. «Не выставляйтесь, дальше вы не разжиреете. С нами вы быстро станете потише!» Те, кто слушал, слышали зависть к нашим пайкам, или что еще это было.

Вюстер пишет: «Площадь Дзержинского обставлена большими многоэтажными административными зданиями, смесь крестьянского стиля и небоскребов». Четкий стиль застройки Харькова стал его главным символом, и любой немецкий солдат с фотоаппаратом не мог удержаться, чтобы не сделать пару снимков. Справа – комплекс зданий Госпрома, слева – политехнический институт

Вюстер: «Массивный памятник Шевченко сделан из бронзы и обставлен революционными солдатами в героических позах. Хоть что-то отличное от бесконечных статуй Ленина и Сталина, хотя в Харькове и их хватает». Монумент и окружающий его парк имени Т. Г. Шевченко (1814–1861), революционного демократа и яростного борца с царизмом и рабством, существует и сегодня

Сады Шевченко – старейшая зеленая зона в центре города, прошедшего перепланировку в 1804 г. Центральная часть сада – прекрасная каштановая аллея, ведущая от памятника Шевченко к зданию университета. Сад занимает 25 гектаров, и в нем растет более 15 000 деревьев, включая гигантские 200-летние дубы. В кадре идут по своим делам харьковчане, несмотря на немецкую оккупацию города