Взрослые игры

Гадеев Камил

Камил Гадеев

Взрослые игры

Яд ему передали через охранника. Вертухай с вечно сонным лицом, наполнив миску мутной похлебкой, бросил туда же что-то, завернутое в бумажку: "Жри, сволочь!".

Андрей, не обращая внимания на ампулу, стеклянно блеснувшую на краю чашки, читал записку. Буквы, едва видимые на мокрой бумаге, требовали его смерти. Исчезла последняя надежда. Он машинально доел то, что не пролил, судорожно пытаясь достать листок, лег на нары и попытался уснуть. Через пятнадцать минут его вызвали на допрос. Пока ключи громыхали в двери, Андрей сунул ампулу в рот и остановился. Hе то чтобы он передумал, просто было глупо не увидеть еще раз солнце. Его вели знакомыми коридорами, привычно останавливали лицом к стене. Андрей вдыхал воздух, пахнущий краской и хлоркой, и перекатывал во рту хрупкую смерть.

Следователь с майорскими погонами встретил его улыбкой, отпустил охранников, предложил воды, сам налил из пластмассовой бутылки, и начал допрос. Спрашивали у него одно и то же, Андрей отвечал невпопад, мысли были заняты совершенно другим. Его списали, это было ясно. И где-то в других кабинетах на него уже спихивали и смерти, и взрывы. Следователь погрустнел, предложил подумать о будущем, сам выглянул в коридор, о чем-то говоря охранникам. Hепонятная злость, проснувшаяся в Андрее заставила его раздавить ампулу над стаканом следователя.