Лабиринт перемещения

Гаевский Виктор

Виктор Гаевский

ЛАБИРИНТ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ

Фантастический рассказ

Из-за стойки в центре зала навстречу нам поднялась молодая девушка. - Здравствуйте, господин писатель,- поздоровалась она с Климовым. - Вы сегодня не один? - Это Крамер, Хильда, Денис Крамер. Сегодня он отправится со мной. Девушка бросила на меня беглый взгляд. - В первый раз? - Да. - Нелегко ему придется. Да и одет неподходяще.- Хильда снова обратилась к писателю, одетому в потрепанные джинсы, - может, подобрать что-нибудь? Здесь много старой одежды. - Хорошо. Только, пожалуйста, не слишком яркое. - Постараюсь. - Хильда оглядела меня еще раз, затем подошла к огромному шкафу, вделанному в стену. Дверцы разошлись в стороны и выяснилось, что одежды действительно много. Она лежала на длинных полках, свешиваясь разноцветными рукавами. Почти не было женской одежды, так же как и совсем новых вещей. - Наверное подойдет, - девушка из глубины извлекла что-то зеленое, примерять можете прямо здесь. - Это обязательно надевать? - спросил я, разглядывая выцветшую ткань пятнистых армейских куртки и штанов.- Балаган. - Надо было предупредить тебя заранее. Твой костюмчик имеет один недостаток: в нем невозможно ни быстро бегать, ни высоко прыгать, что сегодня, вероятно, нам предстоит проделывать неоднократно. Пока я переодевался и свертывал одежду, девушка стояла, отвернувшись, потом положила костюм на полку и вновь подошла к своей стойке. - Итак, господин писатель, вот ваш приборчик. Надеюсь, не забыли, как им пользоваться? - Шутишь, Хильда. - Климов пристегнул к поясу небольшую коробочку, Можем отправляться? - Одну мииутку. Не хотели бы захватить оружие? Я помню, обычно вы этого не делаете, но сегодня случай особый. При этих словах девушки я почувствовал, что несколько неуклюже выгляжу в просторной мятой куртке и штанах. Не дождавшись просьбы писателя, девушка протянула руку под стойку и вытащила маленький пистолет. - Универсальная вещичка. Человека парализует с двадцати пяти метров. - А не человека?- спросил Климов, разглядывая оружие. - Как повезет. Хотелось бы, чтоб вам повезло, - серьезно ответипа девушка. - Спасибо, но мы обойдемся, - писатель положил пистолет обратно на стойку, взял меня под локоть и отвел в сторону. - Приготовься, сейчас будет немного неприятно. И тут пронзительно запищала коробочка, пристегнутая к поясу Климова. А ощущение было не то, чтобы неприятным, скорее непривычным. Все поплыло, завертелось и вот мы уже стоим посреди коридора, широкого и белого, выглядевшего очень знакомо. Пока я ошарашенно оглядывался, а писатель возился со своей коробочкой, послышались шаги. Из-за поворота вышли четверо высоких парней. У них были странные обожженные скафандры без шлемов, загорелые лица и еще усталость во всем: в походке, опущенных руках, в лицах. Когда четверка проходила рядом, один из них, со шрамом на щеке, посмотрел на нас. - Здравствуйте, господин писатель, - остальные трое вяло кивнули. - Жарковато пришлось? - вместо приветствия спросил Климов. - Нормально. Бывает и хуже, - ответил все тот же, со шрамом. - Ты их знаешь? - спросил я писателя, проводив четверку взглядом. - Впервые вижу. - Но они тебя знают. - Ничего удивительного, - и заметив мое недоумение Климов добавил, - я же предупреждал: главное здесь ничему не удивляться. - Кто они хотя бы? - Вероятно какой-нибудь космический десант. - Что? - Космический десант, - терпеливо повторил КлимЬв. - Ты знал, что мы окажемся именно в этом коридоре? - про четверку парней я решил больше не спрашивать. - Понятия не имел. С таким же успехом мы могли очутиться где угодно. - К примеру в открытом космосе? - Если после перемещения угрожает опасность, переходник просто переносит нас в другое место, более безопасное. - Какой переходник? - спросил я. - Вот этот самый,- Климов легонько похлопал рукой по коробочке на поясе. - А что дальше? - от растерянности ничего другого в голову не приходило. - Дальше возможны варианты. - Например? - Можем прогуляться по коридору, - ответил Климов. - А другие варианты? - Я снова вклюдаю переходник и мы оказываемся в другом месте. Выбирай. - Сперва хотелось бы выяснить, - я начинал постепенно приходить в себя.Насколько реальны все те места, где мы будем появляться? - Они реальны так же, как и этот коридор. Считай, что это материализация твоего воображевия. - Я не читаю фантастику. - Тогда представь, что это материализация моего Воображения и еще многих других людей. Это гораздо легче пройти, чем обьяснить. - А Хильда, она тоже материализация? - Девушка абсолютно реальна. Она существует вне этого мира. Есть еще вопросы? - Если вдруг я не захочу возвращаться, останусь в одном из перемещении? - Исключено, - Климов усмехнулся. - Откуда такая уверенность? - Из личного опыта. Мы не стабильны в этом мире, - писатель снова усмехнулся. - Так ты выбрал? Коридор теперь не казался привычно знакомым, стены давили и вообще возникло ощущение дискомфорта. - Хорошо, включай свой переходник. Раздался знакомый писк. Ощущение перехода не было уже таким неожиданным. Мы оказались на выжженых камнях огромной равнину. На небе яркими шарами висели три солнца. Черные валуны, нагретые этими солнцами, струились жаром. - Бред какой-то. Случайно не из твоей книги? - Ты хоть одну мою книгу прочитал? - Климов носком кроссовки пытался расковырять камень. - Нет, - признался я. - Хорошо, что не врешь. Ну, а место может быть как и из моей книги, так и из книги другого писателя. - Значит можем встретить такого же путешественника? - Вполне. Только вероятность очень мала. Я, например имел такую встречу всего один раз. И не скажу, что она была особенно приятной. - Расскажешь? - Как-нибудь потом. По-моему, сперва стоит отсюда выбраться. - Не мешало бы, - согласился я. Писатель вдавил клавишу переходника и после тихой равнины нас оглушило лавиной звуков. Шум доносился с магистрали от сотен машин, проносящихся с бешеной скоростью. Мы стояли как раз метрах в десяти от невысокого шоссейного ограждения. Трава под ногами была редкой и пожухлой, а небо над головами имело свинцовый оттенок. Пока я разглядывал проносящийся мимо транспорт, Климов сориентировался и дернул меня за рукав. - Пойдёт. Позади нас громоздилось высотное здание. Писатель вошел в него с такой же уверенвостыо, с какой входят в родной дом. Внутри, в просторном холле казалось, довольно уютно. - Здравствуйте, господин писатель - голос доносился из большого, похожего на мой холодильник ящика. - Давненько никто из ваших не появлялся. Надолго к нам? - Как получится. Мне и моему другу необходимо оглядеться... - Тогда садитесь в лифт и направляйтесь на крышу. Лучшего обзора не найти. Впрочем вы наверное сами знаете. Одна из стен раздвинулась и Климов потянул меня в образовавшийся проем. Лифт устремился вверх. - Знают ли здесь откуда прибывают путешественники? - спросил я. - Это никого не интересует. К подобным визитам привыкли - так же как к изменениям погоды. Но если ты спросишь меня, кто создал этот мир, когда и зачем, на этот вопрос ответить не смогу. Ясно одно - мы не в настоящем будущем. Так что еще раз повторяю - ничему вокруг не удивляйся, воспринимай все как должное и соответственно себя веди. Лифт остановился, мы вышли на крышу. Скоростная магистраль сверху казалась не толще нитки, а людей разглядеть было почти невозможно. Однако ваше здание не было самым высоким, среди окружавших его. Были дома гораздо выше. - Послушай, Климов, подобный путешествия для нас опасны? - Вообще-то некоторую осторожность соблюдать необходимо. - Что значит некоторую? Писатель повериулся ко мне бмсом, молча задрал куртку и рубашку. Длинный узкий шрам у него на боку тянулся сверху вниз и немного наискосок. - Где тебя так? - спросил я. - Это не здесь, - успокаивающе произиес писатель, - там было гораздо страшнее и опаснее. Тут просто райское местечко, Он кивнул головой в сторону. На противопоножном конце крыши веселилась стайка ярко одетых девушек. - Ты ведь раньше здесь был? - Два или три раза. Мне нравится этот город. - А перекусить в этом городе можно? - В следующий раз, когда тебе захочется приключений придется отвести тебя в ближайший ресторан. - Сейчас меня вполне устроит небольшое кафе. - Ты неисправим. А, черт! Панорама города исчезла, нас швырнуло вбок, я успел ухватиться за рукав писателя, затем выпустил его, почувствовал, как несколько раз переворачиваюсь в воздухе и наконец боком упал на что-то твердое. Климов ругался неподалеку, и было понятно, что он проделал то же самое. Место, где мы очутились, узнать особого труда не составляло. Три солнца над головой - примета, которая так просто не забывается. - Ничего не понимаю. Узнаешь? - Климов поднялся на ноги. - Мы.уже были здесь до того, как оказались в городе. Может, ты случайно включил переходник? - Даже не прикасался. И само ощущение перехода странное - никогда так не кидало. - Прошу прощения, господин писатель, - плоский экран возник перед нами прямо из воздуха, а с него, увеличенное в добрый десяток раз смотрело взволнованное лицо Хильды. - Очень жаль, что так получилось, но кроме вас обратиться не к кому. - Что случилось? - Только вы и ваш друг можете успеть. В шести бросках от вас небольшая станция в космосе. К ней приближаются два корабля, готовые ее уничтожить. Допустить этого нельзя, - Хильда на секунду запнулась, - может произойти катастрофа. Климов посмотрел на меня, Я молча кивнул. - Чем можно помочь? - Слушайте внимательно, времени мало. Автоматический космодром на астероиде, про который говорила Хильда. Большое темное поле с единственным кораблем посередине. Сам космический корабль издалека выглядел внушительно: серый стройный корпус, тонкие усики антенн. В общем зрелище впечатляло. До того, как мы очутились на этом космодроме, Климов шесть раз подряд с минутными перерывами, вдавливал клавишу переходника и шесть раз перед нами менялся пейзаж. В последний раз было жутко пахнущее, отвратительное болото. Из него выглядывала морда гигантской жабы или чего-то очень похожего на жабу. Я не пожалел, что мы не задержались в том, последнем мире. Но такое количество переходов оказалось чересчур большим даже для привычного Климова, у меня же кружилась голова и неприятное ощущение тошноты сохранялось еще минут десять - все то время, пока мы приближались к серому кораблю и взбирались по неудобным скобам в его рубку. Лезть пришлось высоко, два раза я оступался, а Климов, карабкавшийся первым, оглядывался. - Послушайте, писатель! Почему создавший этот мир не мог предусмотреть маленькую приятную мелочь. Такой небольшой лифт? - Все предусмотреть невозможно, - внизу не было видно лица Климова, но я почувствовал, что он ухмыляется. Наконец, через узкий люк мы ввалились внутрь корабля. В глаза бросиаись два экрана. Перед каждым стояло по креслу. Я повалился в правое - оно оказались мягким и очень просторным. Писатель расположился рядом и извлек из карманов джинсов потрепанную записную книжку. Если бы не эта маленькая книжечка, мы никогда не запомнили бы длинный и совершенно бессмысленный набор слов и цифр, продиктованный Хильдой и являющийся ключем для запуска корабля. После того, как Климов проговорил всю эту белиберду, молчание продолжалось довольно долго, потом раздался скрипучий голос. - Корабль "Фобос" приветствует вас на борту и ждет задания. Писатель снова заглянул в книжечку: - Сектор два-семь-пять-один. Побыстрее, пожалуйста. Раздался ровный гул. Мы стартовали с астероида. - О какой катастрофе говорила Хильда? - спросил я, когда тяжесть перегрузки немного уменьшилась. - Точно сказать трудно. Думаю, в результате уничтожения космической станции может нарушится связь одного мира с другим и тогда возможно слияние одного мира с другим. - Чем это грозит? - Я слышал однажды подобное произошло. Тогда небоскреб со всем населением очутился на небольшой планетке, с редкими, но прожорливыми зверюшками. Те, недолго думая, пообедали несколькими подвернувшимися под зубы людьми. Ну а затем люди с небескреба начисто уничтожило всех животных на планетке. - Приближаемся к заданному сектору,- проскрипел голос корабля, - какие будут указания? - Бортовое время? - Климов спросил так, будто ничем, кроме управления космическими кораблями в жизни не занимался. - Двадцать три пятнадцать, - ответил компьютер. Как и предполагала Хильда, у нас осталось около сорока минут - время, за которое предстояло научиться обращаться с орудиями корабля. Дело оказалось легче, чем мы предполагали: "Фобос" объяснял немного занудливо, но понятно. Климову достались все орудия левого борта, а мне правого. Рядом с кораблем болталось несколько метеоритов и через несколько минут я уже сумел поймать один из них в перекрестке прицела, скользящего на экране. Коротко вспыхнуло, и бесформенная глыба рассыпалась в пыль. Клипов тоже неплохо освоился. После шестого или седьмого метеорита я оторвался от экрана: - Все равно стрелять лучше самого "Фобоса" не научишься. Почему просто не ввести в него данные на эти корабли и не приказать уничтожить? - Думаю ничего не выйдет. Хильда обязательно упомянула бы о такой возможности. Но попробовать конечно стоит, - ответил Климов и коротко рассказал компьютеру суть дела. - Характер цели, - запросил "Фобос". - Автоматические корабли, - писатель, наморщив лоб, пытался вспомнить, что еще говорила Хильда, но безрезультатно. Я тоже ничего не вспомнил. - Сожалею, это не мое дело, - помедлив, ответил "Фобос". - Чёртова железка. - Простите, не понял. - Как только они появятся, дай знать и выводи на оптимальные позиции для стрельбы. - Понятно, - компьютер замолчал. Корабли появились довольно скоро. Сперва заскрежетал "Фобос", предупреждая, ну а потом и мы увидели их корпуса на экранах. Совершенно синхронно пара развернулась и пошла на нас. Мне, впервые за все время стало не по себе. Климов обернулся и подмигнул. Но мы кемного не успели. Они стали стрелять первыми и только благодаря какому-то немыслимому маневру нашего корабля удалось выкрутиться. На экранах ярко полыхнуло внизу и справа, писатель ожесточенно ругнулся, потом мне удалось поймать в прицел длинный корпус одного из нападавших. Но мы все равно не успели. Второй корабль возник совсем рядом, "Фобос" затрясло, меня бросило вперед, сильно толкнуло в плечо. Возникло знакомое ощущение перехода и вместо мягкого кресла я почувствовал под собой жесткую поверхность. - Цел, путешественник? Приветствую в родном, городе. Сверху нависала лохматая голова Климова. За спиной у - писателя поднималась красная стена дома. Выщербленный кирпич, из которого она сложена, снизу доверху испещрен знакомыми разноцветными надписями. Переулок замусоренный и пустынный. Но мы были дома. - Что с "Фобосом"? - Корабля больше нет. Неважные из нас стрелки. - Как мы здесь очутились? - В последний момент сработал переходник. Так и будешь лежать на асфальте? Я встал и потрогал распухшую бровь. Еще была разорвана куртка на плече. Климову, судя по всему, тоже досталось - большое красное пятно у него на скуле обещало превратиться в приличный синяк - Имеете неприятности, молодые люди? - седоватый мужчина стоял шагах в семи от нас. - Все нормально, - не слишком вежливо буркнул Климов. - Пойдем, Денис - Одну минуту. Вы забыли,- седоватый протянул в мою сторону небольшой сверток. - Ошибаетесь, - я хотел идти, но Климов взял пакет и развернул темную бумагу. В ней оказался костюм, оставленный в шкафу у Хильды. - Вы кто? - Переодевайтесь. Не идти же по городу в таком виде. - Что с космической станцией? - Станция вдребезги. Переодевайтесь наконец. Торопливость седоватего передалась и мне. Несколько раз я не попадал нотой в штанину. Потрепанную одежду незнакомец ловко завернул в бумагу. - У вас, наверное, масса вопросов. Учтите, времени немного. Да, господин писатель, верните, пожалуйста переходник. - Держите, - Климов отстегнул черную коробку прибора. - Произошла та катастрофа, о которой говорила Хильда? - Никакой катастрофы не было. Да и быть не могло. Очень жаль, что мы не успели вмешаться и предотвратить этот ваш бессмысленный бой с автоматическими кораблями. - Зачем тогда Хильда нас обманула? - Писатель недоверчиво мотнул головой. - Откуда я могу знать? Возможно она действительно предполагала вероятность катастрофы. Может друг у нее был на космической станции или еще кто-нибудь. В таком случае девушка старалась совершенно напрасно. Экипаж предвидел опасность и сумел вовремя уйти. Корабли расстреляли уже пустую станцию. - Что будет с Хильдой? - спросил я. - Сейчас сказать трудно - необходимо выяснить все до конца. Спросите меня в другой раз. - Думаете представится возможность? - Уверен. Теперь, извините, мне пора. Седоватый растворился в воздухе. - По-моему, он соврал, - сказал писатель, - и вообще, если разобраться, нас с тобой элементарно подставили. - Подставили, так подставили. Мы же уцелели. - Саднило бровь и разбираться ни в чем не хотелось. - Пойдем перекусим? - Климов понял мое настроение. - Здесь невдалеке есть одно местечко. - Такой маленький уютный ресторанчик. - Точно! Откуда знаешь? - удивился писатель. - Это мой родной город. Я здесь все знаю.