Про царя обезьян

Гайдук Дмитрий Александрович

Приехал Вася в Варанаси. Зачем приехал? А кто бы знал. Он вобще на Гоа хотел, но у него подруга по духовности угорала. И она такая говорит: Гоа фу! Гоа попса! Поехали в Варанаси, тру хинду плэйс и всё такое. Вася и повёлся — и сто раз потом пожалел...

Приехал Вася в Варанаси. Зачем приехал? А кто бы знал. Он вобще на Гоа хотел, но у него подруга по духовности угорала. И она такая говорит: Гоа фу! Гоа попса! Поехали в Варанаси, тру хинду плэйс и всё такое. Вася и повёлся — и сто раз потом пожалел.

Там же, в этом сраном Варанаси, сплошная жесть и хардкор. Говна по колено, собаки облезлые в нём лазят, коровы обосранные шляются, трупы валяются, бомжи какие–то спят, попрошайки на каждом шагу — и, во–первых, моря там вобще нету! Есть какая–то речка, типа Днепра, но вся из помоев, и чтобы в этом купаться, это надо в натуре ума лишиться. Подруга в первый же день туда полезла, ещё и Васю за собой тянула, ещё и обиделась, когда он её нахуй послал. Ну, не больная?

А дальше она вообще с катушек съехала, ни шагу без прикола. В тряпку замоталась, лобешник размалевала — и по храмам! А в храмах тех толпища! вонища! вместо батюшек черти чёрномазые, вместо икон каменюки засаленные, охуеть не встать. Вася с нею походил часик, а потом её снова нахуй послал. Но она теперь даже и не обиделась — она за своей шизой Васю даже и не услышала. Пропала, в общем, подруга.

На третий день она съехала к каким–то йогам — а Вася решил уже свалить на Гоа, чтобы отдохнуть по–человечески. Пошёл в турагентство билет покупать, но не дошёл. Познакомился по дороге с местным чуваком по имени Кумар. Хороший такой чувак оказался, понимающий, по–русски даже немного говорит. "Хашищь хочещь?" — спрашивает. Ну, как же его, родимого, не хотеть?  

 И купил Вася у Кумара вооот такую какаху мягкого — грам десять, не меньше! — за смешную тысячу рупий! Думал, шняга — а там БОМБА! Полплюшки выдул и из реальности выпал. Шесть часов в своём номере провалялся и в вентилятор втыкал, и ещё в зелёных ящерок, как они по потолку бегали и комаров хавали. И мысли крутились в ритме вентилятора — ни одну не словишь, но все такие кульные! А потом опаньки — и уже рассвет за окном, и рыжая макака за решёткой тусуется. Сидит и на Васю глядит, смешная такая серьёзная.